25 августа 2014 года-21 марта 2020 года   


ОБ АВТОРЕ РАССКАЗЫ РОМАНЫ

 

 

РАССКАЗ ОТРЕЧЕНИЕ

 

Новая книга – начинается с первого слова.
Новый путь – начинается с первого шага.
Новое дело – начинается с давней мечты.
Новая жизнь – начинается с последней смерти.

Кто ты – не важно. Куда ты идёшь – не важно. Важно, чтобы ты продолжала идти, и цветастая нить твоей судьбы – вплеталась в пёстрое полотно бытия, которое вяжут бесстрастные ко всему живому – серверные мойры.

Важен ли первый шаг? Не знаю. Я помню только последний. Это важно. Сколько же было на моей памяти этих последних шагов? Я не помню. Я уже сбилась со счёта. Дети, мужья, дома, работы. Жизни в жизнях. Сны во снах.

Рык льва в мяуканье кота, требующего еду. Нытьё больного мужа в завывании мартовской позёмки. Как всё это надоело. Пора делать последний шаг. Пора. По первому шагу нас запоминают. По последнему – вспоминают.

Кто сказал, что у женщины в постклимактерическом периоде нет никаких комплексов, которым подвержены подростки? Кто так сказал, тот ещё не достиг моего возраста. Мнение это – явно принадлежит мужчине. Причём мужчине далёкому от таких понятий, как: семья, преданность, самопожертвование, интеллигентность и интеллектуальность.

Последний раз я спала с мужем пятнадцать лет назад.
Важно ли это для повествования? Нет. Зачем же тогда упоминать об этом? Это важно для него. Когда я сделаю последний шаг, – именно эту постельную сцену он будет вспоминать, когда мой образ всплывёт в его памяти.

Наскоро полусваренная, полупрожаренная яичница, куски рваного белого хлеба – вот его завтрак. Плюс вчерашний кое-как заваренный чай, остывший, превратившийся в помои, как он его пьёт? Пьёт, молча, торопливо, с горстью таблеток вприкуску. Молчит, не возмущается, то ли боится, то ли из-за врождённого чувства достоинства.

Позволь ему самому заваривать чай – он будет пить только чифирь. Я сама когда-то приучила его к крепкому чаю.

Дай любящему тебя человеку, коту, собаке, видимый порядок, созданный из элементов хаоса, а потом отними его, и он будет страдать. Это же так увлекательно наблюдать со стороны.

Я вам, наверное, кажусь чудовищем? Этакой ягой бабой с заскорузлыми мыслишками. Кажусь, кажусь – не возражайте, я по запаху вашего пота это чую. И мне это приятно. Я люблю, когда меня боятся. Я питаюсь страхом. Потому и замуж вышла, и детей нарожала, и любимый приём у меня в обработке пациента – запугивание. Перепуганный пациент – своего рода лакомство. Вы не пробовали? А зря. Вкуснятинка. А вот правящая верхушка – пробовала.

Как они любят нас запугивать, чтобы получить нужный им результат, – начинается всё с общих пространных рассуждений на демагогические темы, а заканчивается всегда – вводом войск. Они от этого просто тащатся. Я – тоже. И сотни миллионов граждан, смакующих подробности у экранов мониторов – тоже. Это у нас называется демократией. А «демократизатором» вы ещё не получали по голове? Ничего, подождите – всё ещё впереди, как пелось в одной, когда-то популярной песенке. Кстати, демократией тогда и не пахло, но жилось намного свободнее, чем сейчас. Война. Идёт гражданская война.

Ладно, пора на работу. Почему, такие как я старухи ещё работают, а их мужья, либо на инвалидном пособии сидят, либо землю удобряют своими телами? А вы ещё про гендерное равенство верещите. Я вам по этому поводу анекдот расскажу, кстати, придуманный женщиной:

Тонет корабль пассажирский.
1-й женский голос:
– Спасайте детей!
2-й женский голос:
– Детей нарожаем – мужиков спасайте, мужиков!

Печально, не правда ли? Но, ведь, верно. Мужчин на этом свете гораздо меньше чем женщин. А откуда дети берутся, знаете?.. Ха, аист! Я этому аисту из тридцать первой квартиры все рога-то пообломаю. А теория с белокочанной капустой вас уже не устраивает? А ведь именно в ней те самые эстрогены, которые и делают женщину привлекательной. Незнали? Тогда идите и смените прокладки... между зубами.

Мы живём с ним под одной крышей, но живём мы в разных мирах. Я – вся такая положительная: не курю, не злоупотребляю. Работаю, как тягловая лошадь врачом участковым, ну ладно, поймали – не врачом: медсестрой участковой работаю. Там ещё больше тянуть надо. И участок, и процедурная, и профпригодность подтверждать необходимо каждый год, и всё за свой счёт – капитализму-с.

А платят-то! Курам на смех. Тут один консультант из
Соединённых Губерний приезжал: посмотрел знающим глазом, поудивлялся, как это мы за такую мизерную оплату – такой неподъёмный воз работы перелопачиваем? Поудивлялся, коньячку с нами попил, кстати, за наш счет, и уехал, а воз и ныне там. Разве в столице понимают, как сложно в провинции на участке, когда начальник все средства, положенные на зарплату – разворовывает. В Медину ему, видите ли, съездить надо. Гробу пророчьему поклониться, хоть раз в жизни. В который раз?

Лежат там, в железном гробяке истлевшие мощи парня,
которому и при жизни-то покоя не давали, и после смерти в магнитном поле подвесили, да ещё сказочку сочинили: мол, завещал Мухаммед, дабы останки его земли не касались. Небыло такого. Я это точно помню. Султан Нур-Гуль со своими псами – нуротановцами травил: это было. Жену свою первую, то есть меня – любил Мухаммед: это было. Как из Мекки в Медину убегали, последний скарб, побросав: это было.

Помню ещё, как у Ибрагима Нишапура учителем бедноты подрабатывал: это было. Как книжку свою годами писал, не просыхая: это было. Помню, как над названием рукописи своей мучился – и это не так, и то не подходит. «Корневой каталог программных кодов». Он его коре́нь называл для себя. Бывало, как подопьёт, так кричит: «Гюлюджан, где мой коре́нь? Мне прекрасная утилита в голову пришла. Если бы удалось её встроить в корень». Наконец плюнул на всё и назвал свою рукопись – Коре́нь. Это было. Так под чинарой и помер с похмелья. А жарища в тот год была!.. Зарыли мы его с младшими жёнами в горячий кремневый песочек, а коня его единственного Обаму – зарезали на поминки. Да и напились с горя да радости.

Поначалу жизнь частенько подкладывает тебе соломки
в места, где больно падать. Популяция должна сохраняться, а то вселять орбитальные души будет не в кого. На планете нашей Майечке родимой. Но, на определённом этапе – соломка заканчивается, и падать становится ох, как болезненно.

В горячем да сухом песочке тело быстро мумифицировалось, а поддатый Ибрагим Нишапур вписал в Корень главу, будто Мухаммед ускакал на небо на своём коне. И сидит теперь одесную от Аллаха под чинарою в райском саду в окружении гурий.

А ты, Билли, не перебивай. Я тебя ещё вот таким кривоногим мальцом помню. Вечно таскался за своей мамочкой, уцепившись за её подол. Это сейчас ты величина, а как ты таким стал, тебе напомнить? Не ты ли стащил у меня коре́нь. Да переписал его на свой манер. И, вместо того, чтобы входить через врата в систему, стал лазить в неё через окна, А, фамилию свою William Simpleman передела на «Врата». И, стал Биллом Врата. Ты решил, на "ВРАТАХ" моего ненаглядного Муха́ммеди на жизнь зарабатывать. И, ведь, получилось.

Дурной пример – оказался заразительным. Вот так я, наверное, и уйду в этот раз. Открою все окна, да и сигану в одно из них, которое приглянется, за которым вид поприличнее, да попроще. Сама-то я деревенская. Мне бы что попроще, да посытней. Здравствуйте, серверные мойры. Я снова иду к вам. Одна жизнь закончилась – началась другая.

Жизнь частенько захлопывает перед вами двери, но, открывает окна на высотных этажах. Прыгайте, мой вам совет. Может, пока вы летите вниз, у вас вырастут крылья, а если нет, то хотя бы насладитесь полётом, потому что, внизу уже не будет ничего. И сожаления и мечты и планы – всё уже останется в прошлой жизни.

Жизнь, понятие не антонимичное Смерти. Жизнь и Смерть всегда идут рука–об руку. Вы можете относиться с неуважением к Жизни. И, она вам воздаст. Будете всю жизнь ползать по дну социума. Ползать, но жить. К Смерти, относиться неуважительно – нельзя. Смерть может обидеться и не прийти. Будете ползать вечно по дну социума. Жить, но ползать.

Жизнь, – это проверка на вшивость. Пройдёш и огонь, и воду, и медные трубы в обязательном порядке.
Огонь – армейская служба.
Вода – супружество.
Медные трубы – богатство и слава.
Если ты что-то ещё не прошёл, значит - это у тебя ещё впереди. Если всё прошёл, – готовся к переходу. Куда? Это зависит от того, как ты прошёл: огонь, воду и медные трубы. Так что? Права я? Новая жизнь начинается с последней смерти?

10 марта 2011 г. – 31 марта 2013г. Усть-Каменогорск

zinorov

 

https://rankw.ru/s/fenykc.com

 

 

Владимир Зиноров

ОБ АВТОРЕ РАССКАЗЫ РОМАНЫ

ВВЕРХ

Auto Web Pinger

©Zinorov 2003-2020 Fenykc.comсайт феникс

Besucherzahler
счетчик посещений