главная сайта феникс
 
вопросы  
 

бесплатные рекламные страницы

ПРОПАВШАЯ ЗАПОВЕДЬ

ЖУК В МУРАВЕЙНИКЕ

Моисей поставил Иисуса Навина над всем народом, над

левитами и первосвященником Елиазаром. Иисус не оценил

этой высокой чести, не придал значения тем выгодам, которые

в перспективе обещала ему его новая должность. Он был

честным человеком, преданно служившим Богу и своему

народу. Иисус не оставил после себя преемника. После его

смерти, после смерти священника Елеазара евреи остались

без руководителя, без вождя, без пастыря.

«В те дни не было царя у Израиля; каждый делал то,

что ему казалось справедливым.»

(Гл. 21, ст. 25.)

Эти слова принадлежат первосвященнику Финеесу.

Как видите, вождь и пастырь у евреев  на первое время

нашелся сам.

Еще во времена стоянки в Синайской пустыне Моисеем по

совету его тестя Иофора были назначены судьи,

разбирающие тяжбы и споры, возникающие у потомков

Израиля. В каждом роду был судья, решающий споры

между семьями. В каждом колене был судья, решающий

споры между родами. Споры между коленами решал

верховный судья Израиля,

как правило, избиравшийся из колена Левия.

Вот этот-то верховный судья и представлял

собой временное правительство, до избрания народом

нового царя. Но нет ничего более постоянного, чем

временное.

Если, конечно,

рядом не бродит какой-нибудь левит по имени Ленин.

Книга Судей Израилевых написана разными людьми, в

большей части самими судьями, и охватывает период

жизни еврейского народа, примерно, в 400 лет.

Первые две и последние пять глав книги Судей Израилевых

написаны одним и тем же автором, хотя временной разрыв

между окончанием 2 главы и началом 17 главы

составляет 361 год. Эти главы отличаются от центральных

четырнадцати глав тем, что только в них не указываются

никакие временные сроки, позволяющие узнать точное

летоисчисление. Но автора этих глав мы можем легко о

пределить – это жестокий убийца Финеес, сын Елеазара

и внук Аарона. Именно ему достались бумаги с записями

Ветхого Завета после смерти отца. Кроме того, его имя

встречается в 28 стихе 20 главы.

Давайте займемся математикой и немножко посчитаем.

Когда Финеес совершил свое первое убийство мадионитянской

принцессы Хазвы и израильского юноши Зимри,

повлекшее уничтожение 24 000 еврейских воинов, ему никак

не могло быть меньше 15 лет. Когда Финеес хладнокровно

убивал мадианитянских женщин и детей, оказавшихся в

еврейском плену после геноцида, проведенного им

в Мадиаме, ему никак не могло быть меньше 20 лет.

В 14 центральных главах, охватывающих период

в 361 год, имя Финееса не встречается ни разу. Получается,

что к событиям, описанным в 17 – 21 главах Книги Судей,

Финеесу должно исполниться ни много ни мало, а 380 лет.

Простите, но убийцы так долго не живут.

Мы, в отличие от Библии, будем придерживаться порядка

очередности событий и постараемся определить,

кто и с

какой целью разорвал хронологическую цепочку истории.

После смерти Иисуса Навина первыми продолжили

его дело

воины колен Иуды и Симеона. Они начали войну с

хананеями,

чтобы завоевать территорию, выпавшую по жребию

Симеону.

Потомки Иосифа (правобережная часть колена Манассии)

завоевали город Вефиль, который

прежде назывался Лузом.

Остальные колена еврейского народа поступили гораздо

мудрее. Они взяли на вооружение принцип

моавитского царя

Валака: не воевать, а ассимилироваться с местным населением.

Сыны Вениамина стали жить совместно с Иевусеями. Ефрем,

Завулон, Асир и Неффалим начали мирно сосуществовать

с хананеями. Потомки Дана поселились в горах среди

аморреев. Впрочем, война оказалась лишней. Симеон с

Иудой, с боем вселившиеся на Земле обетованной, так и

не смогли изгнать с нее всех хананеев и оставили их жить

на завоеванной территории. Манассия, после завоевания

хананейских городов, оставил в живых почти всех местных

жителей. Обещание мадиамского божка Ревнителя изгнать

всех иноверцев от лица евреев осталось не

выполненным. Наступил долгожданный мир и равновесие.

К сожалению, такой мир, рука об руку с другими народами,

не устраивал левитского первосвященника Финееса. Он

предпочитал совсем другую войну. Его манера – проводить

полное уничтожение слабых народов, не щадя ни

стариков, ни женщин, ни детей.

Наступивший мир первым разрушил именно Финеес.

Не имея в

озможности вести завоевательские войны

с другими народами,

Финеес начал увеличивать территорию, выделенную для

жительства левитам Иисусом Навиным. Финеес развязал

войну со своей родней, с собственными единоверцами,

пришедшими вместе с левитами в Землю

Обетованную из Египта.

Благодаря Елеазару левиты получили для проживания

участок земли на территории, отведенной колену Ефрема.

Но дай только левиту палец, он попытается оттяпать всю руку.

Для расширения левитской территории, для начала

гражданской войны с единоверцами Финеесу нужна

была только провокация. Уже не единожды Финеес, ярый

блюдец религиозной нравственности, пытался обвинить

евреев в поклонении Ваал-Фегору и другим богам местных

жителей, но ни одно колено потомков Израиля на это

обвинение не откликнулось. Люди устали от

войны и хотели

только мира.

Тогда Финеес придумал новую провокацию.

«Был некто на горе Ефремовой, именем Миха.»

(Гл. 17, ст. 1.)

Этот «некто Миха» и не существовал вовсе,

он был придуман Финеесом, чтобы спровоцировать

гражданскую войну. Цель этой войны – расширить

земельную территорию для проживания левитов. Финеес

пытался еще при Иисусе Навине развязать гражданскую

войну с евреями, поселившимися на левом берегу Иордана.

Но тогда его планам не суждено было сбыться.

Планы же у первосвященника были почти наполеоновскими.

Этот придуманный Миха совершил страшный грех: он

отлил для домашнего богослужения

восемнадцатикилограммового серебряного истукана,

чем нарушил моисеевскую заповедь не делать себе богов

литых. Кроме того, Миха нанял себе личного священника

из колена Иуды, который назвал себя левитом.

Серебряного истукана вместе с левитом-самозванцем у

Михи похитили воины из колена Дана. Кроме «левита»

из рода Иуды совершать богослужение у этого истукана

стали «священники-самозванцы» из рода Манассии.

Это тоже смертный грех. Совершать богослужения по

моисеевскому закону могли только левиты. Это право им

дано по рождению.

Обратите внимание: колена Манассии, Ефрема,

Вениамина, Дана и Иуды – это ближайшие

соседи левитов. Правда, колено

Вениамина еще ничем не согрешило, но были бы люди,

а грех для них придумать не сложно.

Чувствуете, до каких пределов собрался расширить Финеес

левитскую территорию?

Если Миха из колена Ефрема, то все Ефремляне

должны быть

уничтожены.

Если серебряного идола у Михи похитили потомки Дана,


 

то и все Даново колено должно быть предано смерти.

Если левит-самозванец – из колена Иуды, то завоевать

необходимо всю территорию иудеев. Если в богослужении

серебряному идолу принимают участие

священники-самозванцы из колена Манассии, то рано

или поздно дело дойдет и до них.

Между левитами и иудеями расположены земли, выпавшие

по жребию Ефрему, Вениамину и Дану.


Первая на очереди – земля Ефрема, земля людей,

приютившая

левитов на своей территории и даже давших колену Левия

некоторую автономию.

В то время верховным судьей Израиля был левит Иеффай,

внебрачный сын Галаада. Во время боя с аморреями, когда

левиты бежали, бросив священный ковчег, Иеффай

от испуга

поклялся, если останется живым, принести в жертву

моисеевскому божку собственную дочь. Что он и сделал,

когда победившие евреи расселились в аморрейской земле.

Во время недолгой передышки между военными

действиями

на левитском жертвеннике было принесено

человеческое всесожжение. Этот фанатический

поступок Иеффая привел в восторг юного тогда

Финееса. После смерти Иисуса Навина Иеффай,

благодаря поддержке первосвященника, стал

верховным судьей

Израиля. 11 и 12 главы книги судей Израилевых написаны

самим Иеффаем. Читая их, делайте скидку на то, что даже самый

последний злодей постарается показать себя в выгодном свете.

Вот этот-то фанатик религиозных догм Моисея и

понадобился Финеесу, для развязывания

междоусобной войны.


«И собрал Иеффай всех жителей Галаадских, и

сразился с Ефремлянами, и побили жители Галаадские

Ефремлян, говоря: вы беглецы Ефремовы, Галаад

же среди Ефрема и среди Манассии. И перехватили

Галаадитяне переправу чрез Иордан от Ефремлян,

и когда кто из уцелевших Ефремлян говорил:

«позвольте мне переправиться», то жители Галаадские

говорили ему: «не Ефремлянин ли ты?» Он говорил:

«нет». Они говорили ему: «скажи: шибболет», а он

говорил: «сибболет», и не мог иначе выговорить.

Тогда они, взяв его, закалали у переправы чрез

Иордан. И пало в то время из Ефремлян

сорок две тысячи».

(Гл. 12, ст. 4-6.)


По последней переписи еврейского населения

Моисеем в колене Ефрема было 32 500 человек.

Как же левиты смогли уничтожить почти на десять тысяч

человек больше ефремлян, чем их было по переписи

населения? Дело в том, что когда шел подсчет людей в

том и другом случае, учитывалось количество лишь

боеспособного мужского населения. Если левиты уничтожили

42 000 ефремлян, то в живых не осталось никого:

ни стариков, ни женщин, ни детей. Чувствуете, кто стоит

за спиной Иеффая? Тотальное уничтожение населения,

которое не способно дать отпор – это почерк Финееса.

Число убитых превышает численность мужчин по переписи

лишь по той простой причине, что Финеес, по примеру

своего дедушки Аарона, считает боеспособными мужчин в

возрасте старше одного месяца. Выходит, что разность

между убитыми и имевшимися мужчинами приходится на

детей и подростков. 9 500 мальчиков от одного месяца до

пятнадцати лет было убито в колене Ефрема.

Кто скажет, что эти убийства были угодны Господу? Зачем

было выводить евреев из Египта, чтобы на Земле Обетованной

устраивать им геноцид? Для действий Господа здесь нет

никакой логики. Зато логически все укладывается в действия

мадиамских бесов, прирученных Моисеем. Теперь

колен Израиля стало ровно двенадцать. Никто не

посмеет упрекнуть их чертовой дюжиной.


Колена Ефрема больше не существует.


Следующим в очереди на геноцид собственного

народа стояло колено сынов Вениамина (см. карту)

– любимого брата Иосифа и второго сына Рахили.


В главе 18, 19 и 21 рефреном звучат строки:

«в те дни не было царя у Израиля…» Этими словами Финеес

оправдывает собственные злодеяния. Идею, как

спровоцировать нападение на потомков Вениамина,

Финеесу подсказал ни кто иной, как Моисей.


«В те дни, когда не было царя у Израиля, жил

один левит на склоне горы Ефремовой. Он взял

себе наложницу из Вифлеема Иудейского».

(Гл. 19, ст. 1).

Текст, написанный далее, был придуман специально

для того, чтобы возбудить общественное мнение.

Если бы левит был обычным, то на его вопли о человеческой

нравственности никто не обратил бы внимания. Но левит не

был обычным. Это был верховный судья Израиля – Иеффай.

Финеес предпочел остаться в тени за его спиной. Сейчас

трудно сказать кто именно из них «Пришедши в дом

свой, взял нож, и, взяв наложницу свою, разрезал

ее по членам ее на двенадцать частей, и послал во

все пределы Израилевы. Всякий, видевший это, говорил:

не бывало и не видано было подобного сему со

дня исшествия сынов Израилевых из земли Египетской

до сего дня; обратите внимание на это, посоветуйтесь

и скажите».

(Гл. 19, ст. 29-30).

Сразу возникает вопрос, почему Финеес с Иеффаем

разрезали наложницу на 12 частей, а не на 10? Ведь ее

части не надо было посылать вениаминитянам

(против них готовилась провокация), ефремлянам

(их уже не существовало), и левитам, которые эту провокацию

готовили. Посмотрите внимательнее на карту Израиля,

предлагаемую Библией. Если исключить левитов, ефремлян,

вениаминитян и южную часть колена Дана, чья очередь

на уничтожение шла после колена Вениамина, то кусков

получается ровно двенадцать.


«И вышли сыны Израилевы, и собралось все

общество, как один человек, от Дана до Вирсавия,

и земля Галаадская пред Господа в Массифу. И

собрались начальники всего народа, все колена

Израилевы (кроме Ефрема и Вениамина), в собрание

народа Божия, четыреста тысяч пеших,

обнажающих меч».

(Гл. 20, ст. 1-2).

Вот тут-то и поведал Финеес возмущенному народу сказочку,

вычитанную им в книге Моисея «Бытие». История провокации

против колена Вениамина один в один напоминает историю

посещения ангелами дома Лота в городе Содом. Только вместо

ангелов в рассказе Финееса фигурирует верховный судья

Израиля Иеффай. Давайте просто сравним тексты двух книг.

И в книге «Бытие» и в «Книге Судей Израилевых» необходимые

нам тексты будто специально расположены в девятнадцатых

главах. Чтобы удобнее было сравнивать. А может быть для

того, чтобы легче было рассмотреть плагиат. Библия – это

уникальная книга.


Книга «Бытие», 19 глава.

Книга Судей Израилевых, 19 глава.

«Еще не легли они спать, как городские жители, Содомляне, от молодого до старого, весь народ со всех концов города, окружили дом. И вызвали Лота, и говорили ему: где люди (ангелы), пришедшие к тебе на ночь? Выведи их к нам; мы познаем их».

(стих 4-5).

«Тогда как они развеселили сердца свои, вот, жители города, люди развратные, окружили дом, стучались в двери, и говорили старику, хозяину дома: выведи человека (Иеффая), вошедшего в дом твой, мы познаем его».

(стих 22).

«Лот вышел к ним ко входу, и запер за собой дверь, и сказал: братья мои, не делайте зла».

(стих 6-7).

«Хозяин дома вышел к ним и сказал им: нет, братья мои, не делайте зла…»

(стих 23).

«Вот, у меня две дочери, которые не познали мужа; лучше я выведу их к вам, делайте с ними, что вам угодно; только людям сим (ангелам) не делайте ничего…»

(стих 8).

«Вот у меня дочь девица, и у него наложница, выведу я их, смирите их, и делайте с ними, что вам угодно; а с человеком сим (Иеффаем) не делайте этого безумия». 

(стих 24).

Далее идет жуткая, разрывающая сердце блюстителям

нравственности история о том, что развратные жители

вениаминитянского города Гивы надругались над

наложницей Иеффая и изнасиловали ее до смерти.

Слушатели прекрасно знают, как поступил Господь

с городом Содомом и его жителями. С потомками

Вениамина по общему мнению необходимо поступить

аналогично: за это злодеяние все они должны быть

уничтожены.

Этот сценарий библейской провокации остается

действенным и до сегодняшнего дня. В 1994 году

подобной провокацией были подняты все казачьи

подразделения города Усть-Каменогорска. Сюжет

был прост: пятеро казахов-полицейских изнасиловали

русскую девушку. Около тысячи возмущенных мужиков

прииртышского казачества, собравшись вместе, горячо

обсуждали это событие. Эффект толпы – страшное и очень

мощное средство. Не хватало только маленькой искорки,

чтобы эта разъяренная толпа отправилась громить управление

полиции. Этой искоркой могла быть любая плачущая женщина,

сетующая на то, что ее дочь изнасиловали. В эти

секунды город

стоял на грани взрыва межнациональной войны.

Ярость бушевала над толпой, но никто почему-то не

задался вопросом: а была ли девушка?.. а было ли

изнасилование? Вы мне не поверите, но мирную

обстановку в

Усть-Каменогорске спасли военные действия в

Приднестровье, проходившие в это же время. А может быть

ситуацию спас сам Господь. Устькаменогорские казаки

продемонстрировали свою готовность к

гражданской войне

и были успокоены до лучших времен.

И лучшие времена действительно наступили. После того

как закончилась война в Приднестровье, после того как танки

постреляли по московскому Белому Дому, в Усть-Каменогорске

появились два левита из Москвы, чтобы сделать в Казахстане

революцию. Но время для провокаций было упущено. Жизнь

на Востоке Казахстана стабилизировалась. Провокаторы

были арестованы и осуждены на 15 лет тюремного заключения.

Пока левиты собирали еврейскую армию, потомки

Вениамина не сидели, сложа руки. Слишком свежо было в

их памяти тотальное уничтожение соседей – потомков Ефрема.

«И насчиталось в тот день сынов Вениаминовых,

собравшихся из городов, двадцать шесть тысяч человек,

обнажающих меч; кроме того из жителей Гивы насчитано

семьсот отборных. Из всего народа сего было семьсот

человек отборных, которые были левши, и все сии,

бросая из пращей камни в волос, не бросали мимо».

(Гл. 20, ст. 15-16).

Но что значат эти 26 700 воинов против четырехсоттысячной

армии остальных евреев, собранных левитами?


В первый же день войны израильская армия сократилась на

22 000 бойцов, среди потомков Вениамина потери были

незначительными: около 500 человек. Задуматься бы

еврейским полководцам, почему это произошло. Скорее всего,

Господь поддерживал не их, а потомков Вениамина.

Во второй день из 378 тысячной армии евреев оставалось уже

360 тысяч. У отрядов Вениамина потери снова были

незначительными. Тогда Финеес начал молиться

моисеевским идолам, находившимся в священном ковчеге.

Идолы напомнили Финеесу о его поражении при нападении

на город Гай и о том, какую тактику применил около

Гая Иисус Навин.

«И поставил Израиль засаду вокруг Гивы».

(Гл. 20, ст. 29).

Далее все было так же, как и под Гаем при Иисусе Навине.

Потомков Вениамина заманили в засаду, подожгли Гивы,

окружили со всех сторон и начали методически уничтожать

попавших в засаду воинов.

«И пало из сынов Вениамина

восемнадцать тысяч человек,

людей сильных. Оставшиеся оборотились и побежали

к пустыне, к скале Риммону, и побили еще

Израильтяне на дорогах пять тысяч человек; и

гнались за ними до Гидома, и еще убили из них

две тысячи человек».

(Гл. 20, ст. 44-45).

18 000 + 5 000 + 2000 = 25 000.

Двадцать пять тысяч бойцов-вениаминитян было убито.

Остаться в живых должно было 1 700 человек.

«И обратились оставшиеся и убежали в пустыню

к скале Риммону, шестьсот человек, и оставались

там в каменной горе Риммоне четыре месяца».

(Гл. 20, ст. 47).

1700 – 600 = 1100. Тысяча сто бойцов

– потери Вениамина в

первые два дня войны.

«Израильтяне же опять пошли к сынам

Вениаминовым

и поразили их мечем, и людей в городе, и скот,

и все, что ни встречалось, и все находившиеся на

пути города сожгли огнем». (Гл. 20, ст. 48).


Что это, как не откровенный геноцид? Кто оставался в

городах, когда мужчины были на войне? Только старики

женщины и дети. За действиями еврейской армии опять

маячит кровавая тень Финееса.

За четыре месяца, в которые отсиживались в горах оставшиеся

в живых воины Вениамина, Господь открыл глаза евреям

на совершенное злодеяние и пробудил в них совесть.

Собрались евреи в церкви

«И сказали: Господи, Боже Израилев! для

чего случилось это в Израиле, что не стало теперь

у Израиля одного колена?»

(Гл. 21, ст. 3).

Колена Ефрема уже не существует.

Колено Вениамина – на грани полного вымирания.

Кто виноват в этом? Тут только и додумались еврейские

старейшины сравнить слова провокации против потомков

Вениамина с книгой Моисея «Бытие». Кто одурачил евреев

и заставил их воевать друг с другом? Конечно же, левиты!

Вся еврейская армия, отдохнувшая после уничтожения

вениаминитян, уже готова была переключить свою агрессию

на левитов, но Финеес сумел убедить их в том, что виноваты

не левиты, а только верховный судья Израиля – Иеффай.

Это он уничтожил колено Ефрема. Это Иеффай придумал

провокацию с наложницей, разрезанной на куски, которые

были разосланы по всем коленам Израилевым. Это только он

виноват! Только Иеффай!

Иеффай намек понял сразу, как только тучи начали сгущаться

над его головой, и скрылся в городе-убежище Иависе,

находящемся в земле левитов. Он надеялся,

что левиты не выдадут его для народной казни, ведь

на самом деле вся вина на Финеесе. Моисей запретил

евреям разрушать города-убежища,

поэтому огромная армия евреев его преследовать не стала.

Но Финеесу Иеффай уже не был нужен. Он даже мешал ему

тем, что слишком много знал. И Финеес сам возглавил

двенадцатитысячный отряд левитов, отправившийся

в поход для уничтожения города-убежища Иависа. Финеес

полностью уничтожил город, убил там Иеффая, а за

компанию всех остальных жителей – мужчин, женщин,

стариков, детей.

«Иеффай был судьею Израиля шесть лет, и умер

Иеффай Галаадитянин, и погребен в одном из

городов Галаадских (Иависе)

(Гл. 12, ст. 7.)

В живых остались лишь

(вспомните финал мадиамской кампании) юные

девочки, еще не познавшие мужчин. Иавис

был небольшим городком. Девочек, оставленных жить,

в нем насчиталось всего четыреста.

«И послало все общество переговорить с сынами

Вениамина, бывшими в скале Риммоне, и объявило

им мир». (Гл. 21, ст. 13). А тех четыреста девчонок из

уничтоженного левитского города-убежища Иависа

отдали в жены вернувшимся воинам Вениамина, чтобы

не серчали они на остальных сынов Израиля за свои

разбитые семьи, за сожженные города, за уничтоженный

народ вениаминитян. Вот только воинов в живых осталось

600, а живых девчонок оказалось всего – 400.

Маловато, стало быть. На всех жен не хватило.

Оставшимся двумстам воинам старейшины Израиля

предложили украсть себе будущих жен во время

хороводов в городе Силоме.

ПРОДОЛЖЕНИЕ НА САЙТЕ ФЕНИКС

жук в муравейникеСплошная мистика

ОГЛАВЛЕНИЕ

BBEPX

©Zinorov 2003-2016 Fenykc.comсайт феникс

Besucherzahler
счетчик посещений

 

 

 

 

 

 

Besucherzahler Beautiful Russian Girls for Marriage
счетчик посещений