главная сайта феникс
 
вопросы  
 
 

бесплатные рекламные страницы

ОТВЕРЖЕННЫЕ БОГИ

ТОРЖЕСТВО САВАОФА

На третий день после поражения еврейской армии

в город Секелаг к Давиду прибежал человек из стана Саула.

Он упал перед Давидом на землю и поклонился ему.

Человек этот был свидетелем смерти Саула,

и в Давиде уже видел нового царя Израиля.

Но не его поклонение требовалось Давиду.

Давид ждал ответа от израильских старейшин.

Поклонение простого солдата, пусть даже свидетеля

гибели Саула ему не давало ничего:

ни трона, ни власти, ни царства.

Ещё рано было принимать почести.

Давид приказал убить этого воина.

Авиафар, личный летописец Давида

пытается оправдать это убийство.

Он объявляет еврейского воина амаликитянином.

Но в окружении Саула не могло быть амаликитян,

поскольку отношения с этим народом были испорчены,

благодаря приказу Самуила.

Если Саул пал на собственный меч,

чтобы победой над ним не мог воспользоваться враг,

разве доверил бы он свою смерть амаликитянину?

И разве амаликитянин стал  бы в трауре по врагу

Саулу раздирать свои одежды и посыпать голову прахом?

Разве амаликитянин, памятуя ненависть Давида к амаликитянам,

пришел бы, чтобы упасть в ноги к чужому для него

еврейскому царю? Тем более,

разве амаликитянин признался бы Давиду в том,

что он амаликитянин? Для него это было бы самоубийством.

Давид приказал убить честного еврейского воина не

виновного ни в чём. Соврали вы, священник Авиафар!

А может быть, вынуждены были соврать?

Иначе, зачем вам оставлять в Библии опорные точки

для логических размышлений?

Не может быть счастливым царствие,

начавшееся с предательства, подкупа и убийства невинного.

Возможно, убийство простого еврейского воина

и послужило причиной того, что израильские старейшины

не поспешили в филистимский город Секелаг,

чтобы признать царем человека, предавшего народ Израиля.

Где Авиафар предельно искренен, так это в

описании песни, сложенной Давидом в память о царе Сауле.

Чтобы стать царем, Давиду необходимо сделать из

Саула героя. Мертвый враг может стать ступенькой к власти,

если его поднять на свой щит. Предатель Давид

устроил траур по Саулу, но более по Ионафану.

Человек, имеющий двух жен, поет о своей первой любви:

«Скорблю о тебе, брат мой Ионафан:

ты был очень дорог для меня;

любовь твоя была для меня превыше любви женской».

(Ц-2, гл.1, ст.26).

А пока Давид ждал поклонения к себе старейшин Израиля.

В книге Летописей об этом появляется справка,

но что-то уж слишком поздно – после того как Давид

уже воцарился в Иерусалиме.

Несмотря на свое название,

книга Летопись пропускает целый пласт событий,

которые отражены во второй книге Царей.

За это тоже надо отдать должное Авиафару,

постаравшемуся ничего не упустить.

На самом деле никто из израильских старейшин не

поспешил явиться к Давиду с поклоном.

Так и сидел бы Давид в филистимском городе Секелаге

до второго пришествия, если бы жители

Иависа Галаадского, свято чтившие память Саула,

не избрали над Израилем другого царя.

Не Давида.

Не помазанного на царство священником Самуилом.

Новым царем над Израилем стал оставшийся в живых

сын царя Саула – Иевосфей.

Врёт книга Летописей о том, что старейшины

явились с поклоном к Давиду в Секелаг.

Царя Иевосфея в Галааде поддержали все

израильские колена, кроме Иуды.

Впрочем, колено Иуды тоже поддержало бы Иевосфея,

если бы Давид не воспрепятствовал этому.

Только страх так и остаться помазанным царем

без царства, вынудили Давида покинуть филистимские земли.

Вместе со своими женами, дезертирами

и хорошо вооруженным отрядом филистимлян

отправился он в иудейский город Хеврон,

где не столько убеждением, сколько силой,

заставил людей признать себя царем над ними.

«И пришли мужи Иудины,

и помазали там Давида на царство

над домом Иудиным».

(Ц-2, гл.2, ст.4)

И стал теперь Давид дважды помазанным царем.

Для чего понадобилось Давиду еще одно помазание в цари?

Разве для того, чтобы быть царем мало одного помазания?

Давид прекрасно знал, с какой целью его помазал Самуил.

Знал, что помазан он был не на царство, а на смерть.

Но планы Самуила не осуществились.

Из двух царей погиб не Давид, а Саул.

Вторым помазанием Давид пытается подтвердить своё

право на царствование в Израиле.

Вряд ли Давиду со своими дезертирами удалось бы

так легко подчинить себе всех иудеев,

если бы его не поддерживали военные отряды филистимлян.

Обратите внимание: сразу же, как только

филистимляне разбили еврейскую армию,

Библия перестала о них упоминать.

Исчезли филистимляне и всё.

Будто бы их никогда и не было.

В жизни так не бывает, чтобы сразу, неизвестно куда

исчез целый народ, победивший Израиль.

Много раз уничтоженные мадианитяне,

то бишь, кинеяне, встречаются регулярно.

А филистимляне после своей победы – исчезли.

Не выгодно летописцам Давида признаваться,

что его воцарение в Израиле осуществлялось на

филистимских штыках.

Царствование над одной только Иудеей

Давида не устраивало, как не устраивало и филистимлян. 

Для того ли Давид предал Родину и Саула,

чтобы царствовать только над одной частью Израиля?

Чтобы воцариться во всем Израиле,

необходимо убрать конкурента,

появившегося по воле народа.

Конкурентом этим был Иевосфей,

царь галаадский, участвовавший в битве с филистимлянами.

Он ни о какой войне со своими соотечественниками и

не помышляет. Его вполне устраивает разделение

Израиля и Иудеи, как двух государств,

поклоняющихся разным богам.

Израиль поклоняется Богам Элохим,

Богам Авраама и Иакова,

Иудея под царствованием Давида поклоняется Саваофу.

Давид отправляет послов в Иавис Галаадский.

Посольство это преследовало три цели.

Первая – отблагодарить жителей Иависа

за погребение Саула, сообщить им, что Давид

свято чтит память первого еврейского царя,

и будет в дальнейшем оказывать его народу благодеяния.

То есть, добиться благожелательности народа Израиля

и убедить его в мирных намерениях посольства.

Второй целью – была разведка:

необходимо было выяснить силы и влияние

на свой народ галаадского царя Иевосфея.

Третья цель, самая важная – объявить войну

не Израилю, а лично Иевосфею.

Надо ли говорить о том, что Иевосфей на борьбу с Давидом

не стал мобилизовывать весь народ Израиля.

Даже если количество дезертиров Давида достигло бы

тысячи, все равно опытные воины Авенира,

военачальника при Сауле и Иевосфее, сумели бы их победить.

Беда вся в том, что тактике и стратегии ведения боя

у Саула учился не Иевосфей, и даже не Авенир,

а именно Давид.

Иевосфей думал, что будет воевать с дезертирами Давида,

а воевать пришлось с регулярной филистимской армией.

Надо ли объяснять, почему отряды Авенира,

поддерживавшие сына Саула, были разбиты наголову.

В Библии указываются потери со стороны

дезертирского отряда Давида – всего двадцать человек.

«Слуги же Давидовы поразили Вениаминитян и

людей Авенировых;

пало их триста шестьдесят человек».

(Ц-2, гл.2, ст.31).

Потери со стороны филистимлян в Библии не указаны,

как не указано и их участие в этой битве.

После того, как ополчение царя Израиля Иевосфея

было уничтожено,

Давид не спешил воцариться в Иерусалиме,

потому что жители этого города не желали видеть его царем.

Еще пять лет он продолжал оставаться в Хевроне,

пока филистимляне не подчинили себе весь Израиль.

Пока не сгладилась временем ненависть еврейского

народа к предательству Давида.

За эти пять лет Давид значительно преуспел в личной жизни.

У него, недавнего гомосексуалиста, 

в Хевроне уже появилось шесть жен.

От каждой жены родилось по сыну.

Кто говорил, что гомосексуалисты обречены на смерть?

Только после поражения еврейского отряда под

руководством Авенира, израильские старейшины

почувствовали, на чьей стороне сила.

Они поняли, что лучше пусть будет царь предавший Израиль,

но пусть он, все-таки, будет евреем,

чем филистимлянином. Прежде чем прийти

к Давиду с поклоном, израильские старейшины решили

отправить к нему посла.

Самым лучшим послом мог быть лишь

предводитель отряда, недавно сражавшегося против Давида.

Отправить такого посла для переговоров с

новым царем – то же самое, что принести его в жертву

ради спасения всех израильских старейшин.

Авенир, военачальник царя Иевосфея,

после битвы с филистимлянами и слугами Давида

у Гаваонского озера, тоже быстро сообразил,

на чьей стороне теперь в Израиле сила.

Он рассорился с Иевосфеем и послал своих слуг

к Давиду, с обещанием помочь дважды

помазанному царю подчинить себе весь Израиль.

За это Авенир просил сохранить ему жизнь и

использовать его талант военачальника на благо

царства Давида. Было ли это предательством со стороны

Авенира? Да. Несомненно. Но

Библия сглаживает это предательство, объясняя его тем,

что в раздор между Иевосфеем и Авениром была

замешана женщина. Французская поговорка

«Ищите женщину» явно имеет свои корни в Ветхом Завете.

Предательство Авенира устраивало и

всех старейшин Израиля.

Царь-самозванец согласился принять

еврейского военачальника при условии,

что тот приведет ему первую жену Давида – Мелхолу,

дочь Саула. Зачем многоженцу понадобилась седьмая жена?

Может быть, в память о своей первой любви – Ионафане,

а может быть для того, чтобы в политическом плане

показать еврейскому народу, что Давид все-таки

породнился с Саулом, пусть даже путем

предательства последнего?

Нет, дважды помазанный царь опасался,

что если у Мелхолы родится сын, то он будет внуком Саула,

а значит, может претендовать на трон,

на царство в Израиле.

Не из любви потребовал Давид вернуть ему первую жену,

а лишь для того, чтобы она, находясь рядом с ним,

не смогла продолжить род Саула.

Авенир со своими стражниками,

насильно забрал Мелхолу из дома ее второго мужа.

Муж с плачем и просьбами вернуть жену какое-то время

шел за ними, а после того,

как ему пригрозили оружием, отстал.

Давид с почетом принял Авенира и его свиту

из двадцати воинов и даже устроил для них пир.

На пиру шла речь о том, как организовать всех

израильских старейшин для поклонения царю Давиду.

Был ли помилован Авенир?

Давид по себе очень хорошо знал цену предательству.

Знал также то, что человек, предавший одного господина,

не остановится и перед предательством другого.

Но на пиру Авенир еще был под защитой своих воинов.

Всего двадцать бойцов охраняли Авенира.

Небольшое число. Но эти бойцы были цветом еврейской армии.

Эти бойцы были проверены в боях с

филистимлянами. Дезертиры Давида, хоть и

превосходили их численностью, без поддержки

филистимлян откровенно трусили.

Даже в окружении личной охраны Давида,

Авенир представлял собой очень мощную и опасную силу.

Хотел ли Давид такого посла для связи

со старейшинами Израиля?

Использовать Авенира – означает, что Давид

просит старейшин оказать ему поддержку.

Имея на своей стороне армию филистимлян,

Давид уже никого и ни о чем не хотел просить.

Старейшины сами должны были прийти к нему с поклоном.

Когда автор хочет донести до читателей

запрещенную информацию, он начинает

пользоваться эзоповым языком,

чтобы читатели, способные прочесть

информацию между строк, поняли,

что хотел сказать летописец.

Нас давно приучили владеть эзоповым языком.

Для этого надо несколько раз повторить одну и ту же фразу.

Первый раз, услышав какую-то мысль, человек поверит.

Второй раз – усомнится.

Когда эту же фразу повторят в третий,

пятый и десятый раз – человек будет уверен, что это ложь.

Именно по этой причине в России так тяжело

раскупают рекламируемые товары, и

большим вниманием пользуется черный пиар.

Когда из Советского Союза изгоняли

писателя Александра Солженицына,

он еще не был известен многим читателям.

Я, к примеру, в это время был еще подростком.

Первый раз услышав, что Солженицын клевещет

на советскую действительность, я удивился:

слишком сильно соответствует его фамилия слову «ложь».

Признаться, я тогда думал, что этот человек

просто агитационный вымысел.

Когда же в «Литературной газете» выступили

все до единого писатели Советского Союза

с осуждением Солженицына – я подумал, что он

достойный человек, если на него спустили свору собак.

Кстати, после возвращения Солженицына на Родину,

ни один из авторов, опубликованных в той злополучной

«Литературке», не нашел в себе смелости

перед ним извиниться.

Ведь можно было оправдаться,

что, мол, заставили, вынудили…

Ни один писатель СССР не признал своей вины.

Ни один не покаялся.

Когда Солженицына изгнали из страны,

его книги превратились в духовный дефицит.

Их не возможно было найти, потому что из

библиотек они были изъяты.

Не поверите,

«Один день Ивана Денисовича»

мне дала под большим секретом школьная

учительница литературы.

Удивительная женщина.

Ее в свое время исключили из университета

за найденный у нее томик Сергея Есенина.

Согласитесь, изгнание Александра Исаевича

из СССР послужило ему великолепной рекламой.

Не знаю, начал ли догадываться Авиафар о том,

что его просто используют при помощи обмана,

но во второй книге Царств он вдруг заговорил

эзоповым языком. Закончив описание пира,

Авиафар трижды повторяет одну и ту же фразу,

надеясь привлечь к ней внимание читателей.

Вот эта фраза:

«И отпустил Давид Авенира с миром».

(Ц-2, гл.3, ст.21, 22, 23).

Если бы эта фраза прозвучала один раз, на нее никто

не обратил бы внимания.

При повторе фразы – уже задумываешься:

а с миром ли ушел Авенир? 

Когда фраза звучит в третий раз, читатель ждет беду.

Действительно, возле ворот Авенир был подло,

предательски, зарезан.

Это заказное убийство было выдано за кровную месть.

Давид же с почестями похоронил уже не опасного ему врага.

Следом за Авениром был убит и сын Саула Иевосфей.

Так Давид выполнил клятву, данную им Саулу.

Всего два года пробыл царем над Израилем сын Саула.

Иевосфея, спящего в постели, убили

собственные военачальники.

Впрочем, военачальников этих вскоре постигла участь

всех предателей.

Их казнили, после того, как они принесли

голову своего бывшего царя Давиду.

Голова Иевосфея «с почетом» была захоронена

в одной могиле с предателем Авениром.

Страшная жестокая смерть сына Саула вынудила

старейшин Израиля, находившихся на соседних в

географическом плане землях,

поторопиться с поклонением Давиду.

Каждый боялся, что с ним может произойти то же самое,

что и с царем Иевосфеем.

«И пришли все колена Израилевы к Давиду в Хеврон,

и сказали:

вот, мы – кости твои и плоть твоя».

(Ц-2, гл.5, ст.1).

Еврейские старейшины под страхом смерти

еще раз помазали Давида в царствование над Израилем.

Теперь Давид стал трижды помазанным царем,

а все равно еще не все еврейские колена

ему подчиняются. Столичный город Израиля

Иерусалим не присягнул на подданство новому царю.

Пришлось Давиду идти войной против

непокорного Иерусалима.

У кого завоевал Давид Иерусалим?

Естественно, у евреев.

И сразу же возле стен Иерусалима оказались

филистимские войска.

Может быть, испугавшись именно их, покорились

иерусалимцы Давиду?

Может быть, Давид покорял Иерусалим вместе с

филистимлянами? Потому Библия и вспомнила о

вражеских войсках, что с этой победой необходимость в

них отпала. Давид уже овладел всем Израилем.

Гораздо проще было отпустить вражескую армию по домам,

чтобы потом всю жизнь самостоятельно расплачиваться с

филистимлянами за свое воцарение в Иерусалиме.

С боем, с убийствами и насилием воцарился Давид в

столице Израиля.

Книга Летописей в это время увековечила имена

самых главных дезертиров Давида, которые вместе с

ним предали свою Родину филистимлянам.

Во время правления царя Саула

еврейский народ почти позабыл о

рукотворном моисеевском божке.

После того как Саваоф уничтожил 50 070 евреев,

он был заброшен и забыт на холме Аминодава.

Хранить ободранный моисеевский ящик

посвятили одного из сыновей Аминадава, Елеазара.

Более двадцати лет стоял ковчег Саваофа

под присмотром этого несчастного сына,

который вынужден был стать энергетическим донором

для забытого всеми божка.

Поскольку за ковчегом наблюдал всего один человек,

представьте, на какую энергетическую диету Саваоф

был посажен своими приверженцами.

С воцарением над Израилем Давида о Саваофе,

наконец-то, вспомнили. Давид созвал к себе около

тридцати тысяч человек из разных колен Израиля

и сказал им, что ковчег Саваофа следует

перевезти в столицу,

«…потому что во дни Саула мы не обращались к нему

(к Саваофу)».

(П-1, гл.13, ст.3).

Эти слова Давида служат явным подтверждением того,

что во времена царя Саула евреи поклонялись Богам Элохим.

Для перевозки божественного ящика в столицу

Израиля сделали новую колесницу,

которой управляли сыновья Аминодава Озия и Ахио.

Не кажется ли вам странным,

что хранить священный ковчег Моисея

был посвящен сын Аминадава Елеазар,

а управлять колесницей стали совсем другие

сыновья – Озия и Ахио.

Какое-то странное несоответствие.

В первом случае дано полное имя человека,

во втором – уменьшенно-ласкательное прозвище.

Куда же в таком случае делся Елеазар?

А никуда не делся. «Озия»  или «Оза»

– это и есть уменьшенно-ласкательные производные

от имени «Елеазар».

Эскорт составляли люди, играющие на

разных музыкальных инструментах.

«И когда дошли до гумна Нахонова,

Оза простер руку свою к ковчегу Божию

и взялся за него,

ибо волы наклонили его.

Но Господь прогневался на Озу;

и поразил его Бог там же за дерзновение,

и умер он там у ковчега Божия».

(Ц-2, гл.6, ст.6-7).

Во время праздничной процессии

информационно-энергетическому вампиру Саваофу

стала поступать человеческая энергия.

Чтобы его вновь не посадили на длительный пост,

Саваоф уже брал эту энергию очень аккуратно.

Почему же тогда умер Оза (Елеазар)?

Да потому, что именно Оза (Елеазар)

был тем самым донором, который питал Саваофа

более двадцати лет. Оза уже был полностью истощен

в энергетическом плане. Поэтому, пытаясь удержать

повозку от падения ковчега, Елеазар отдал

злому божку свою последнюю энергию,

а вместе с ней и свою жизнь.

Что ж, черной благодарностью ответил Саваоф

своему верному донору.

Честное слово, уж лучше бы рухнул этот ковчег в грязь,

чем лишать жизни любое создание Богов Элохим.

Смерть Озы (Елеазара) очень испугала Давида.

Надо напомнить, что Давид вообще не

отличался особенной храбростью.

Скорее даже, он был трусоват.

Движение праздничной процессии сразу остановилось.

Давид не рискнул везти ковчег с Саваофом в

столицу Израиля и оставил его в городе Гефе,

в доме Аведдара.

Книга Царств указывает, что ковчег

простоял в Гефе три месяца.

Книга Паралипоменон, или Летопись

описывает события, которые произошли в жизни Израиля

за это время. Давид начал строить себе дом в

Иерусалиме, для чего царь Хирам из Тира прислал ему

лес, каменщиков и плотников.

Завел себе Давид и еще несколько новых жен,

от которых у него родились тринадцать сыновей.

Были, конечно, у Давида и дочери,

но из-за дискриминации женщин Библия

не указывает ни их имен, ни их количества.

В течение этих трех месяцев Давиду неоднократно

сообщали, что божок Саваоф благословил

Аведдара Гефянина, у которого был оставлен ковчег.

В чем сказалось это благословение, Библия умалчивает.

Возможно, что об этом благословении

распускал слухи сам Аведдар

с одной лишь целью, чтобы ящик с опасной

энергетической субстанцией от него поскорее забрали.

Но как нести ковчег? Вдруг еще кто-нибудь погибнет?

«Тогда сказал Давид:

никто не должен носить ковчега Божия,

кроме левитов;

потому что их избрал Господь на то,

чтобы носить ковчег Божий и служить Ему вовеки».

(П-1, гл.15, ст.2).

Почему-то во время двадцатилетнего поста на

холме Аминодава никто из левитов не делился

с Саваофом своей энергией.

Так почему же Давид решил, что опасный ковчег

должны нести левиты? Ответ простой:

назвался груздем, то есть священником – вот и неси свой крест.

Мы прекрасно знаем, что не Бог избрал левитов

для служения ему, а пророк Моисей

за то, что левиты являются его родственниками.

Вот такую кумовщину развел Моисей в свое время.

Собрал Давид самых важных левитов и

почтеннейших граждан всех израильских колен,

чтобы вместе с ними сопроводить ковчег

с Саваофом из Гефа в Иерусалим.

Снова в эскорте звучали музыкальные инструменты,

но ковчег уже не везли на колеснице:

словно гроб с трупом его несли на руках левиты.

Со стороны это напоминало похоронную процессию

с той лишь разницей, что музыка была не траурная,

а торжественная, что, в принципе, очень похоже.

Культ Саваофа – это культ смерти,

не случайно все современные гробы сделаны в форме ковчега.

«И когда несшие ковчег Господень проходили

по шести шагов, он (Давид)

приносил в жертву тельца и овна».

(Ц-2, гл.6, ст. 13).

Давайте немножко посчитаем.

От Гефа до Иерусалима около 20 километров.

В каждом километре около тысячи шагов,

будем считать, что левиты, неся ковчег,

не семенили, а шли нормальными полноценными шагами.

То есть от Гефа до Иерусалима было пройдено

около двадцати тысяч шагов.

Двадцать тысяч делим на шесть шагов и получается,

что Давид за всю дорогу перебил огромное

стадо рогатого скота, в котором было

более трех тысяч коров и столько же овец.

Как тут не вспомнить знаменитое лермонтовское:

«рука бойца колоть устала»!

Ведь именно бойцом называют забойщика скота

на мясокомбинате. Но я ни разу не слышал,

чтобы профессиональный боец мясокомбината,

в одиночестве, за один день мог забить около

7 000 голов мелкого и крупного рогатого скота.

Может быть потому, что у профессиональных

забойщиков скота никогда не было такого опыта как у

Давида. Напомню, свой опыт в уничтожении

домашней живности, Давид приобрел,

когда разорял мирные еврейские города.

Книга Паралипоменон дает более точную цифру

принесенного в жертву скота з

а время пути из Гефа в Иерусалим:

«И когда Бог помог левитам,

несшим ковчег завета Господня,

тогда закололи в жертву семь тельцов и семь овнов».

(П-1, гл.15, ст.26).

Как я уже говорил, музыка во время этой

похоронной процессии звучала исключительно торжественная,

праздничная и, наверное, даже плясовая.

«Давид скакал из всей силы пред Господом;

одет же был Давид в льняной ефод».

(Ц-2, гл.6, ст.14).

Книга Летописей же утверждает, что на Давиде

кроме льняного ефода было еще и виссонное белье.

(см. П-1, гл.15, ст.27).

Для чего автору книги Паралипоменон

потребовалось сделать такое уточнение?

Представьте подобную ситуацию в

современном мире.

Происходит торжественное мероприятие

государственного масштаба.

Чеканя шаг, выступают гвардейцы президентской охраны.

Через каждый метр полицейские оттесняют толпу зевак

от центральных улиц, по которым движется

торжественная процессия.

Добавим сюда эскорт мотоциклистов,

и множество цветов. Звучит духовой оркестр.

А впереди этой процессии в такт музыке скачет

президент страны в балахоне,

напоминающем женское платье.

Во время своих прыжков президент не забывает

задирать это платье выше плеч, чтобы зеваки

могли зреть воочию, что под платьем у президента

нет ничего, даже виссонного белья!

Этакий глава государства, с извращенными

наклонностями эксгибициониста.

Скажете, в современном мире такого случиться не может?

А как вам тогда скандал президента США

Билла Клинтона с Моникой Левински?

Дочь царя Саула Мелхола была воспитана

в поклонении Богам Элохим,

Богам Авраама и Иакова.

Она с презрением смотрела из окна на то,

как скачет ее муж перед ободранным

деревянным ящиком.

«Когда Давид возвратился,

чтобы благословить дом свой,

то Мелхола, дочь Саула, вышла к нему

на встречу и сказала:

как отличился сегодня царь Израиля,

обнажившись сегодня пред глазами

рабынь рабов своих,

как обнажается какой-нибудь пустой человек!»

(Ц-2, гл.6, ст.20).

То есть, говоря современным языком,

Мелхола высмеяла своего мужа как эксгибициониста.

То есть поставила точный медицинский диагноз

о психическом состоянии своего извращенного мужа.

Именно для того, чтобы спасти честь своего царя,

книга Паралипоменон и утверждает,

что под женским платьем на Давиде было виссонное белье.

Но царь не нуждается в защите каких-то летописцев.

«И сказал Давид Мелхоле:

пред Господом, Который предпочел меня

отцу твоему и всему дому его,

утвердив меня вождем

народа Господня, Израиля, - пред Господом играть

и плясать буду;

И я еще больше уничижусь, и

сделаюсь еще ничтожнее в глазах моих,

и пред служанками,

о которых ты говоришь, я буду славен».

(Ц-2, гл.6, ст.21-22).

Неужели Господь создал человека по образу и

подобию своему, чтобы тот пред ним постоянно унижался?

Согласитесь, что унижение требуется не Богу.

Унижение необходимо бесу, которым и является Саваоф.

Я согласен с тем, что гордыня – есть грех.

Но самоунижение – грех не меньший.

Впрочем, для эксгибициониста демонстрация

своих половых органов перед народом – это не унижение,

это извращенное наслаждение.

Это болезнь.

Это диагноз.

Мне кажется, что о диагнозе царя Давида настало

время поговорить подробнее.

Древний библейский предок Давида Лот,

совершая инцест с собственной дочерью,

заложил во всех своих потомков вирус

дегенерации. От этого в библейском царе Давиде

собрался целый букет дегенеративных извращений:

гомосексуализм,

стремление к групповому сексу,

эксгибиционизм,

неоправданная жестокость.

«И у Мелхолы, дочери Сауловой,

не было детей до дня смерти ее».

(Ц-2, гл.6, ст.23).

Не Бог заключил чрево Мелхолы.

Это Давид перестал спать с поклонницей Богов Элохим.

Зачем ему жена-гордячка, если и без нее в его

гареме более десятка покладистых жен.

Первым делом, которое совершил Давид,

перевезя ковчег с Саваофом в Иерусалим,

было назначение на службу левитов-священников.

Вновь возле ковчега стали совершаться богослужения

и жертвоприношения.

Вновь стали звучать славящие Саваофа псалмы.

Вновь левитские священники получили право

обдирать народ за любой грех.

Божок Саваоф начал приносить ощутимую прибыль.

Чего филистимляне не могли добиться от евреев насилием,

того добился для них божок Саваоф.

Филистимляне стали получать, часть прибыли

от еврейской церкви, как плату за воцарение Давида

над Израилем. Саваоф начал приносить прибыли

так много, что у Давида, даже после расчета

с филистимлянами, появился излишек денег.

Но ведь деньги надо куда-то потратить.

Если бы Давид любил своего божка Саваофа,

он построил бы новую церковь для богослужений.

Но зачем новая церковь, если деньги идут в руки и без нее?

В обеих книгах Царей и Летописи,

описываются душевные терзания Давида насчет

постройки новой церкви.

Описаны его молитвы и благодарения Саваофу.

Но любые слова всегда остаются лишь словами и

оправданиями за то, что не сделано.

Факты остаются фактами.

Прежде, чем строить церковь для Саваофа, Давид

с благословления своего божка и его пророка Нафана,

строит дом для себя.

Этим он выразил глубокую любовь и

признательность к своему богу.

Вы скажете, что это пророк Нафан

услышал голос Саваофа,

который повелел выстроить сначала дом для Давида?

Но вспомните, Давид начал строить для себя дом,

когда ковчег с Саваофом находился еще в Гефе.

Естественно, Нафан решил угодить царю,

посоветовав сначала достроить то, что уже начато,

а уж потом браться за строительство церкви.

Конечно, на основании математических

исследований можно допустить,

что Давид устроил свое царство логически верно.

Саваоф начал приносить прибыль,

благосостояние царя, а значит и государства начало расти…

В этот период у второй книги Царств появляется

новый автор. Авиафар, возможно за его

двусмысленное изложение событий был отстранен.

Вместо него книгу Царств, авторство которой

приписывается покойному Самуилу,

продолжил писать некий Сераия.

В это же время начала создаваться и книга

Паралипоменон.

Ее первым автором стал Иосафат.

Все, что в этой книге отражено до этого момента,

было переписано Иосафатом из пятикнижия Моисея

и из первых двух книг Царств.

Вместе с заменой автора изменился

и стиль изложения Библии.

Теперь обе книги стали прославлять царя Давида,

описывая его военные подвиги.

Тематика этих книг тоже несколько разделилась.

Книга Царств стала описывать исключительно личную жизнь

царя Давида, представляя его не столько

многоженцем, сколько эротическим гигантом,

сексуальным символом, с целью скрыть его

гомосексуальное прошлое и дегенеративныенаклонности.

Книга Паралипоменон стала описывать

только военные и политические достижения Израиля

под предводительством Давида.

Тем не менее, обе книги во многих местах

друг друга дублируют.

Чтобы полностью контролировать потомство царя

Саула, Давид приблизил к себе кроме Мелхолы

сына Ионафана Мемфивосфея. Мемфивосфей был

внуком Саула. Когда собственные военачальники

отрубили голову царю Иевосфею, они уничтожили и

все его семейство. В семье был и пятилетний племянник.

Нянька, пытаясь спасти жизнь ребенка,

схватила его и побежала.

Библия не описывает, была ли за ней погоня, 

была ли нянька убита или осталась жива.

Ветхий Завет констатирует лишь факт того,

что в результате этого бегства мальчик упал и сломал себе

обе ноги. Теперь хромой Мемфивосфей был

приближен к царю Давиду, ему были возвращены

земли Саула, у него теперь были и свои рабы.

Но жить он должен был не на своих землях,

а рядом с Давидом, чтобы не смог оставить

после себя потомство Саула.

«И жил Мемфивосфей в Иерусалиме;

ибо он ел всегда за царским столом.

Он был хром на обе ноги».

(Ц-2, гл.9, ст.13).

Далее описываются победы, одержанные Давидом над

мелкими соседними государствами Моавом,

Сувами, Сирией и др.

По книге Царств, в списке стран, с которыми воюет

Израиль в это время, отсутствует,

по вполне понятным причинам, государство филистимлян.

Но, как утверждает древняя пословица,

«кому – война, кому – мать родна!»

Давид не привык себе отказывать ни в чём.

Ещё бы! Он ведь царь!

Воинов много, а царь – один.

«Однажды под вечер, Давид, встав с постели,

прогуливался на кровле царского дома,

и увидел с кровли купающуюся женщину;

а та женщина была очень красива».

(Ц-2, гл.11, ст.2).

Это дурак Саул ночевал во время войны в шатре на поле боя.

Давид во время войны сражался со своим гаремом в постели

нового дома. Страстный поклонник группового секса,

он всегда старался найти что-нибудь новенькое.

В этот раз его привлекла жена

обычного еврейского воина – Урии Хеттеянина.

Давид послал за ней слуг, женщину привели,

но вот незадача – после изощренных любовных утех

Вирсавия, так её звали, забеременела.

Подобные проблемы царской властью решаются легко.

С поля боя был отозван муж Вирсавии,

как бы с докладом царю,

а потом будущий папаша был отправлен

ночевать домой к жене.

Библия не пишет, кто сообщил Урии

о том, что его жена беременна от Давида.

Но факт остается фактом – выходя из царского дворца,

Урия уже знал об измене жены.

Чтобы не вызывать в народе кривотолков,

Урия не стал входить в собственный дом

и даже подходить к нему близко.

На ночлег он расположился вместе со всеми своими слугами

сразу за воротами царского дома.

Разве могла понравиться царю подобная демонстрация?

Ночлег на улице города у ворот дома царя – это та же

демонстративная голодовка перед зданием правительства.

Только в данном случае воздержание было не от пищи,

а от секса с собственной женой.

Никто не сможет теперь доказать,

что Вирсавия забеременела от мужа во время

краткосрочного отпуска Урии.

На другой день Давид сделал внушение солдату

за то, что тот не пошёл ночевать домой.

В ответе Урии было столько народной мудрости,

что его надо процитировать дословно.

«И сказал Урия Давиду:

ковчег и Израиль и Иуда находятся в шатрах,

и господин мой Иоав

(полководец Давида)

и рабы господина моего пребывают в поле,

а я вошел бы в дом свой есть и пить и спать

со своею женою!

клянусь твоею жизнию и жизнию души твоей,

этого я не сделаю».

(Ц-2, гл.11, ст.11).

Прочтите ещё раз эту цитату.

Подумайте над ней.

Урия говорит о том, что даже Саваоф ночует не в

церкви, а в походном шатре,

потому что церковь еще не выстроена.

Все боеспособные мужчины Израиля и Иуды

находятся на фронте, а царь Давид,

как обычно – в еврейском тылу воюет с

безоружными женщинами.

Клятва Урии душой и жизнью царя – это не что иное,

как проклятие Давиду.

Согласитесь, в устах Урии Хеттеянина звучит мудрость,

достойная царя Соломона.

Давид проглатывает это оскорбление,

вновь приглашает Урию к себе в дом

и угощает его. Угощение выстроено так,

чтобы Урия напился допьяна.

Но и пьяный, во вторую ночь,

он не идёт ночевать домой,

а спит со своими слугами у царского дворца.

Такое упрямство для царя тоже не является проблемой.

Давид отправляет Урию обратно на войну с письмом

к его военачальнику Иоаву с указанием поставить

этого солдата на таком направлении фронта,

где Урия Хеттеянин должен неминуемо погибнуть.

Что, в результате и произошло.

Нет человека, нет проблем.

Вспомните, если бы Саулу была нужна смерть Давида,

разве не мог бы он поступить с ним так же,

как Давид поступил с Урией? Не мог.

Саул был порядочным человеком и справедливым царём.

Не мог, потому что Давид все равно не выполнил бы

царский приказ и дезертировал с поля боя еще раньше.

Урия Хеттеянин погиб с честью.

Последней мыслью умирающего в неравном бою воина было

желание вернуть любовь неверной жены и научить

тирана мудрости правления страной.

Мысль эта вознеслась к небесам вместе с душой,

покинувшей тело. Боги Элохим всегда выполняют

последнее желание человека, не справедливо

осужденного на смертную казнь.

В 23 главе второй книги Царств перечисляются герои,

совершившие подвиги в войнах во время царствования Давида.

В 39 стихе этой главы упоминается имя Урии Хеттеянина.

Что же стало с безутешной вдовой Вирсавией?

«Когда кончилось время плача,

Давид послал, и взял её в дом свой;

и она сделалась его женою, и родила ему сына.

И было это дело, которое сделал Давид,

зло в очах Господа».

(Ц-2, гл.11, ст.27).

Что же это за бог, в очах которого

облагодетельствование безутешной вдовы является злом?

Почему же не была злом женитьба Давида на Авигее,

вдове Навала? Ведь Навал, как и Урия,

погиб благодаря Давиду.

Почему в глазах бога не было злом предательство Давида

и его сотрудничество с филистимлянами?

Всё это было злом. Но в глазах не Саваофа,

а в глазах людей, окружающих Давида,

в глазах Богов Элохим, Богов Исаака и Иакова.

Возможно, что царь Давид еще очень много злого сделал

для своего народа, но это не отражено в скупых

строчках Библии. Наверняка, ощущение огромного зла

скопилось у современников Давида,

у народа, подчинявшегося ему, иначе не было бы

никакого противостояния этому зажравшемуся царьку.

Зло в Библии очень легко исправляется.

Давид покаялся. В наказание божок Саваоф

умертвил первого сына Вирсавии,

зачатого при жизни Урии Хеттеянина,

зато второго сына, которого назвали Соломоном – возлюбил.

Не только Саваоф возлюбил Соломона.

Боги Элохим, Боги Иакова при рождении будущего

наследника Давида выполнили посмертную просьбу

первого мужа Вирсавии – Урии Хеттеянина.

Я знаю, что все христианские конфессии с 553 года

новой эры не признают реинкарнацию, но,

поверьте, в нашем мире есть масса вещей,

существующих независимо от того, признаем мы их, или нет.

Душа Урии Хеттеянина была воплощена в Соломоне.

Так было выполнено последнее желание Урии

в момент его гибели.

Любовь Вирсавии была ему возвращена.

Правда, теперь любовь стала материнской.

Но что может быть крепче любви матери?!!

ПРОДОЛЖЕНИЕ НА САЙТЕ ФЕНИКС

Отверженные боги

Leonid PlиGin

 

ВВЕРХ

©Zinorov 2003-2016 Fenykc.comсайт феникс

Besucherzahler
счетчик посещений

 

 

 

Besucherzahler Beautiful Russian Girls for Marriage
счетчик посещений