главная сайта феникс
 
вопросы  
 
 

бесплатные рекламные страницы

ПРОПАВШАЯ ЗАПОВЕДЬ

СПЛОШНАЯ МИСТИКА

Город Силом находился на территории ханаанских земель.

Похищение 200 ханаанских девушек не сделало хананеев

дружелюбнее к сынам Израиля. Евреи, благодря левитским аферам

Финееса настолько обескровили в военном отношении свое

государство, что царь Ханаана Иавин легко завоевал Израиль

и властвовал над ним в течение 20 лет.

После гибели Иеффая в Израиле в течение долгого времени

не было верховного судьи, первое время его обязанности исполнял

Финеес. Но Финеес не смог организовать сопротивление хананеям.

Его уделом были карательные действия к собственному народу,

который всегда оказывался виновен перед моисеевскими идолами.

Народ устал от жесткой политики Финееса, поэтому после его смерти

верховным судьей Израиля была избрана женщина. Это была

пророчица Девора. Она была не только пророчицей, но и

поэтессой. Нечто среднее, между Жанной д`Арк и поэтессой

Мариамь. Эта женщина оказалась гораздо мудрее Финееса во

внешнеполитических и военных вопросах, потому что именно

она сумела свергнуть владычество хананейского царя Иавина.

При помощи воинов из колена Неффалима Девора победила

армию хананейского военачальника Сисара и даже сложила об

этом песню. Те сорок лет, что Израилем управляла эта женщина,

страна жила в мире и без войн.

После смерти Деворы Израиль завоевал царь Мессопотамии

Хурсафем, который властвовал в течение восьми лет. Мессопотамцев

сверг судья Гофониил, который, как и Девора, правил в мире сорок лет.

После смерти Гофониила Израиль завоевала маленькая страна

Моав. Моавом правил уже не мудрый Валак, а жесткий и

мстительный царь Еглон. Новый царь Моава не простил евреям

уничтожение 24 000 моавитских женщин и жестоко угнетал

израильтян в течение 18 лет. Еглона убил еврейский юноша

Аод, который потом стал верховным судьей и правил Израилем

в течение 80 лет.

После Аода верховным судьей был Самегар.

После Самегара в течение сорока мирных лет над евреями

стоял судья Гедеон. На Гедеоне, пожалуй, стоит остановиться

подробнее.

Чем может запомниться для потомков государственный деятель,

чье правление проходило в мирное время, в чье правление страна

богатела и процветала? Парадоксально, но абсолютно ничем,

кроме дат рождения и смерти. Если нет войн или катаклизмов,

нам уже и запомнить нечего.

В руках Гедеона была книга Судей и он очень хотел, чтобы

потомки его не забывали.  Хорошо бы, случилось какое-нибудь

чудо, тогда можно было бы приписать его своим молитвам.

Хорошо бы напали какие-нибудь враги, и их можно было бы

победить каким-нибудь чудесным образом, так, чтобы без потерь.

Но жизнь почти прошла, а ни войн, ни чудес, ни катаклизмов, ни

приключений  в ней не было. Но если войны не было, ее можно

придумать. Главное, чтобы не нашлось свидетелей, которые могли

бы опровергнуть существование военных действий. Если написать о

военных событиях так, чтобы не было свидетелей,

то в будущем потомки смогут прочесть и восхититься чудесными и

правдивыми подвигами.

Но кого выбрать в качестве врагов? Если ближайших

соседей, то ведь у них тоже могут быть свои летописцы,

которые рано или поздно возмутятся тем, что Гедеон описывает

войну, которой никогда не было.

Перечитал Гедеон книги Моисея, подумал, подумал и написал

следующие строки:

«Сыны Израилевы стали опять делать злое пред

очами Господа, и предал их Господь в руки

Мадианитян на семь лет».

(Гл. 6, ст. 1).

Что с того, что мадианитян давным давно не существует

как нации, зато они никогда не смогут оспорить фантазии автора.

Хорошо, что Финееса уже не было в живых, он никогда не

допустил бы даже упоминания в текстах Библии уничтоженного

им народа. Ведь даже тестя Моисея Иофора он в первой главе

«Книги Судей» перекрестил в какого-то «Кенеянина». Но Финеес

был мертв, и поправить Гедеона было некому.

И чудо свершилось! Как птица Феникс из пепла восстали

мадианитяне из мертвых и словно страшные привидения

начали лиходействовать над сгубившими их евреями. Это

круче, чем голливудские триллеры! Книга ужасов, с воскресшими

мертвецами!

«Тяжела была рука Мадианитян над Израилем,

и сыны Израилевы сделали себе от Мадионитян ущелия

в горах, и пещеры, и укрепления». (Гл. 6, ст. 2).

Но разве могут спасти какие-то укрепления от оживших

мертвецов умертвленного народа?! Гедеону даже приходилось

выколачивать пшеницу в точиле, чтобы спрятать ее от

изголодавшихся мадиамских привидений. И явился ему

Ангел Господень и велел избавить еврейский народ от

назойливых мадиамских мертвецов.

Гедеон, как опытный правитель, не стал сломя голову бросаться

в битву с привидениями, прежде всего он потребовал у Господа

документы, то есть доказательства того, что Он есть Бог.

Ангел Господень за документами в карман не полез, а

просто предъявил Гедеону чудо: самовозгорание мясной

жертвы, в результате чего верховный

Судья Израиля остался без обеда. 

Мадиамские привидения преследуют евреев, как оказалось,

вовсе не потому, что те истребили их как народ, а потому, что

сыны Израиля поклоняются не Господу, а Ваал-Фегору

– моавитскому Богу-фаллосу, Богу Любви. Ангел Господень

велел Гедеону разрушить жертвенник Ваал-Фегора.

Надо отдать должное, что этот подвиг Гедеон не выдумал,

а совершил на самом деле. В первую же ночь он разрушил

Ваалов жертвенник и срубил священный моавитский деревянный

столб в виде огромного пениса. Ночью этот подвиг он проделал

лишь потому, что мадиамских привидений боялся меньше,

чем домашних своего отца и жителей города.

Утром поклонники Ваал-Фегора хотели убить Гедеона, но за

сына вступился отец. «Иоас (отец Гедеона) сказал всем,

приступившим к нему: вам ли вступаться за Ваала,

вам ли защищать его? Кто вступится за него, тот

будет предан смерти в это же утро; если он Бог, то

пусть сам вступится за себя, потому что он (Гедеон)

разрушил его (Ваал-Фегора) жертвенник. И стал звать его

(Гедеона) с того дня Иероваалом, потому что сказал: пусть

Ваал сам судится с ним…»

(Гл. 6, ст. 31-32).

Далее снова вступает в силу жанр исторической фантастики.

Гедеон собирает армию из 32 тысяч человек для войны с

мадиамскими привидениями, которые

«расположились на долине в таком множестве, как саранча;

верблюдам их не было числа, много было их, как песку

на берегу моря».

(Гл.7, ст. 12).

Но тридцать две тысячи воинов

– это 32 000 свидетелей того, что никакой битвы с

мадианитянами не было. Свидетелей необходимо было сократить.

Тогда Гедеон провозгласил:

«…кто боязлив и робок, тот пусть возвратится и пойдет

назад с горы Галаада». И возвратилось народа двадцать

две тысячи, а десять осталось».

(Гл. 7, ст. 3).

Не так много времени прошло после уничтожения ефремлян

, а Ефремова гора уже называется Галаадовой. Гедеон перечитал

последние строки и подумал, что десять тысяч свидетелей

его вдохновенного вранья, тоже, пожалуй, многовато.

«Он привел народ к воде. И сказал Господь Гедеону:

кто будет локать воду языком своим, как локает пес,

того ставь особо…»

(Гл. 7, ст. 5).

Но ведь таких людей не бывает! Если человек лакает воду языком

как собака, то это уже не человек, а волколак какой-то,

волк-оборотень!!! Хотя, если вдуматься, волколака в свидетели

не призовешь, а с другой стороны, только с оборотнями и можно

воевать против привидений. Таких оборотней-волколаков

среди сынов Израиля набралось триста. Почему-то язык

не поворачивается называть их людьми. 

«И сказал Господь Гедеону: тремястами локавших

Я спасу вас, и предам Мадианитян в руки ваши; а весь

народ пусть идет, каждый в свое место».

(Гл. 7, ст. 7).

Вот теперь полный порядок: есть триста участников боя

с несметными полчищами мадиамских привидений, а попробуй

найти их, попробуй расспросить их.

Гедеон разбил триста волколаков на три части, дал им в руки

трубы (а мог бы дать еще скрипки, гитары и барабаны), пустые

кувшины и светильники. Три отряда волколаков окружили стан

мадиамских привидений ночью, днем от оборотней

все равно никакого толку, они днем отсыпаются.

«И затрубили все три отряда трубами

(так Иисус Навин брал город Иерихон),

и разбили кувшины

(это символизировало разрушение Иерихонских стен),

и держали в левой руке своей светильники, а

в правой  руке трубы, и трубили, и кричали:

«меч Господа и Гедеона!»

(Гл. 7, ст. 20).

Привидения испугались. Они никогда еще

не видели волколаков, размахивающих церковными

светильниками и одновременно играющих на трубах

задорный танец «Семь Сорок». Охваченные благоговейным ужасом,

живые мертвецы сначала перебили друг друга, а потом,

будучи уже мертвыми вторично, обратились в бегство.

Более-менее реалистично выглядит эпизод с отрубленными

головами мадиамских князей Орива и Зива, но где гарантия,

что и они не являются плодом фантазий Гедеона.

«И сказали ему Ефремляне: зачем ты это сделал, что не

позвал нас, когда шел воевать с Мадианитянами?

И сильно ссорились с ним». (Гл. 8, ст. 1).

Свят, свят, свят!!! Мертвые ефремляне собираются воевать

с мертвыми мадианитянами! Сплошная мистика! Зато Гедеон

может спать спокойно. Мертвецы его фантазии никогда не

опровергнут. Именно поэтому главы о своем правлении он вставил

в книгу Судей до того места, как народ колена Ефрема был уничтожен

Иеффаем. Что с того, что этой перетасовкой исторических событий он

продлил жизнь Финееса на 360 лет, зато главы о его правлении

получились интересными и поучительными для доверчивых

потомков. Гедеон был маленьким сухоньким человечком,

всю жизнь прожившим с одной женой. В мыслях же

своих, разворачиваясь в описании своей жизни, представлял

себя неотразимым «мачо», предводителем оборотней и

победителем привидений. Такой «мачо» просто обязан иметь

огромный успех у женщин. Ни мало не смущаясь,

Гедеон пишет о себе такие строки:

«У Гедеона было семьдесят сыновей,  происшедших от чресл

его; потому что у него много было жен».

(Гл. 8, ст. 30).

Уж если врать, то врать до конца.

70 сыновей – это семьдесят свидетелей того,

что никакого успеха у женщин Гедеон не имел, и лучше

всех об этом знала его собственная жена.

Тем не менее, 70 несуществующих сыновей для Гедеона

не помеха, если в его руках есть перо и бумага. На бумаге

Гедеон хоронит себя в склепе своего отца и, словно оживший

мадианитянин, пишет продолжение о жизни своих

семидесяти сыновей.

После мнимой смерти Гедеона один из его сыновей по имени

Авимелех, захотев единолично властвовать над жителями

Сихема, убивает остальных своих братьев, приходит к власти,

правит очень жестоко и через некоторое время погибает сам. 

Грустная, но очень поучительная история!

Я думаю, что нельзя жестоко судить Гедеона за искажение

исторических событий в Библии. Главы, написанные им, интересны,

остроумны и являются первыми образцами в жанре исторической

фантастики. Это был действительно очень талантливый писатель

и честный справедливый судья.

Сколько времени правил Авимелех неизвестно, ведь он

является вымышленным персонажем. После Гедеона судьей

Израиля был Фола из колена Иссахара. Этот судья знаменит

тем, что он был первым из верховных судей, который происходил

не из левитов. После смерти Финееса, отростки потомков Левия,

с каждым поколением все меньший и меньший авторитет имели

у еврейского народа. Фола правил Израилем 23 года.

После Фолы в течение 22 лет верховным судьей Израиля был

левит Иаир. Он тоже был порядочным человеком и сумел во время

своего правления обойтись без войн.

После Иаира в течение семи лет Израилем правил судья Есевон

из Вифлеема. Есевон происходил из колена Иуды.

Потом был судья Елон. Он правил 10 лет.

После него в течение восьми лет правил судья Авдон.

ПРОДОЛЖЕНИЕ НА САЙТЕ ФЕНИКС

пропавшая заповедьОпыт неудачного назорейства

ОГЛАВЛЕНИЕ

BBEPX

©Zinorov 2003-2016 Fenykc.comсайт феникс

Besucherzahler
счетчик посещений

 

 

Besucherzahler Beautiful Russian Girls for Marriage
счетчик посещений