главная сайта феникс
 
вопросы  
 

бесплатные рекламные страницы

МАРЬЯ-ИСКУСИТЕЛЬНИЦА


СПЯЩИЙ ПРОСНУЛСЯ!

 


ПРОШЛО СЕМЬДЕСЯТ ЛЕТ

Первый лучик утреннего солнышка нащупал

выпиленное сердечко в деревянной ставенке

и, точкой лазерного прицела заскользил

по закопчённой бревенчатой стенке.

Иван шлёпнул солнечного зайчика ладонью и

легко соскочил с постели.

Босые ноги ощутили прохладу

отшлифованных досок пола,

а темечко больно ударилась о потолок.

Пришлось, передвигаясь по комнате,

низко пригибать голову. Прошлёпав к выходу,

Иван толкнул рукой низенькую дверцу

и свет раннего утра ворвался в комнату.

Согнувшись в три погибели, чуть ли

не на четвереньках Человек выбрался наружу.

Ступеньки крыльца жалобно заскрипели под

его весом. Из-за горизонта медленно вставало

красное солнце. Одно.

Было странным видеть глубокие

длинные тени, тянущиеся по земле

от высоких деревьев.

Оглянувшись по сторонам, Иван не увидел

даже признаков двух других светил.

"Наверное, я на другой планете..." - подумалось ему.

- "А может быть, просто смотрю какой-то странный

сон?" В последнее время он так много видел снов,

что сразу и не мог вспомнить,

какая она, на самом деле, эта реальность.

Иван ещё раз осмотрелся. Он стоял на крыльце

высокого бревенчатого дома с непропорционально

низенькой дверью и маленькими окошками.

Дом находился на площади какого-то городка. От

площади, словно солнечные лучи в разные стороны

расходились одноэтажные малюсенькие строения.

Сбоку послышались странные звуки, в которые

вплелись звуки колокольчиков, топот

сотен каблуков,

поднимающих пыль и какие-то странные

вопли, пронизывающие своей неизлитой скорбью

и печалью. Иван непроизвольно вздрогнул.

На площадь вышла толпа невиданных экзотических

существ с колокольчиками на шеях.

"Наверное, это всё-таки чужая планета"

- подумал Иван.

У каждого инопланетянина на голове были

огромные рога, на животе около задних ног

болтались странные бурдюки, вместо обуви

были раздвоенные копыта.

"Где-то я недавно уже видел похожие копыта,

- кажется, он что-то начал вспоминать,

- только те копыта были инкрустированными..."

Рук у аборигенов не было. Ни у одного.

Одежды тоже. "Странные инопланетяне"

- засомневался Иван и уже было решил,

что спит он именно сейчас, как вдруг

увидел за спинами населяющих его

сон странных существ вполне

нормального человечка.

Низкорослый, одетый в какой-то грубый

балахон, подвязанный вокруг

пояса конопляной верёвкой, босой,

он длинным прутиком гнал "туземцев"

через площадь."Скажите, пожалуйста!" -

мысленно обратился к нему Иван,

но какое-то внезапное ощущение не позволило ему

продолжить вопрос.

Таким бессловесным способом

Иван обращался лишь потому, что мысленный образ

понятен каждому Человеку, независимо от языка,

на котором тот привык общаться.

Что-то непонятное произошло в атмосфере.

Нет, человечек не обратил на мысленный

импульс Ивана абсолютно никакого внимания

и продолжал помахивать своим прутиком направо

и налево. Но что-то всё-таки случилось... Что???

Какой-то неожиданный вопрос вдруг завис

в воздухе и Иван всё понял. Или почти понял.

Вокруг стояла полная тишина.

Рогатые "туземцы", которые только что

громко мычали, размахивая хвостами и топая

костяными каблуками, ни с того ни с сего все разом

замолчали, остановились как вкопанные,

и своими огромными глазищами уставились

на Ивана, ожидая окончания вопроса.

Это хоровое молчание и висело сейчас в атмосфере,

в скромном ожидании продолжения.

Только маленький человечек не заметил

ещё произошедшей вокруг перемены.

Он усердно хлестал рогатых "инопланетян"

по спинам и бокам, стараясь сдвинуть их с места,

и покрикивал тоненьким голоском:

- Ну пошли, родимые, папу вашего! Что встали!?

Постепенно неподвижность внимающего кому-то

народа заставила и его взглянуть в сторону Ивана.

Но повёл человечек себя довольно странно.

Он сначала поднёс ладонь к глазам, словно пытался

внимательнее вглядеться, потом спрятался

за спиной четвероногого туземца,

потом осторожно выглянул и, встретившись

взглядом с Иваном неожиданно заорал:

- Батюшка! Отец родной! Проснулся! Ура!!!

Спящий проснулся!!!

После этого человечек подтянул штаны,

шмыгнул носом, потом провёл под ним ладонью

и, высоко подпрыгнув, помчался по улице,

нещадно хлеща своим прутом всё, что ему

попадалось на пути:

заборы, крынки и ветки деревьев.

"Проснулся! Спящий проснулся!"

- эти крики, эти шёпотки казалось наполнили

весь город."Что это значит?" -

мысленно спросил Иван у ожидавшей окончания

вопроса рогатой толпы.

Только грустная ирония была ему ответом.

Такая ирония, от которой стало страшно.

Бывший ангел Михаил поднёс пробирку к

глазам и взглянул сквозь неё на свет.

- Потрясающе! - произнёс он.

- Чистейшая голубая кровь!

Немного погодя,

когда одинокое солнце значительно

поднялось над горизонтом, а длинные

тени деревьев укоротились почти наполовину,

Иван всё ещё находился на том же самом крылечке.

Только теперь он уже не стоял, а сидел,

отчего в его позе как-то непроизвольно появилась

какая-то величественность и торжественность.

Качественный состав толпы, заполняющей площадь,

тоже изменился. Иван уже знал,

что тех рогатых инопланетян,

которых он принял за разумный народ,

здесь называли коровами.

Этих коров пасли, брали у них молоко и ели.

Что значит "ели", Иван ещё не знал,

но надеялся выяснить в ближайшее время.

Коров рядом уже не было, их угнали на

пастбище. Вместо них на площади толпилось

стадо маленьких иванят, как две капли воды

похожих на самого Ивана,

друг на друга и на того человечка,

который гнал коровий народ на пастбище.

Они были точно такие же как он сам, только в

четыре раза меньше. Как-то непроизвольно

Иван даже окрестил их коротышками.

Коротышками из Односолнечного города.

В тишине с ними общаться было невозможно,

видимо в их мозгах был установлен какой-то

блокиратор, не позволяющий им читать ничьи

мысли. По этой причине над площадью

стоял столбом многоголосый гомон:

все говорили одновременно, не слушая никого и

стараясь перекричать друг друга.

Вскоре он всё-таки приноровился с ними общаться.

Стоило поднять вверх правую руку,

как коротышки мгновенно замолкали, устремив

к нему преданные взоры.

В этот момент им можно было что-нибудь сказать,

или о чём-то спросить. Стоило руку опустить,

как над площадью снова возникал

многоголосый гомон, плотный будто дым

лесного пожара. Иван сразу же сумел не обращать

внимания на шумовое сопровождение беседы,

поскольку над толпой витала только одна мысль,

которую легко было прочесть.

Возникло даже ощущение, будто

Человек общается не с толпой, а всего лишь с одним

человечком, нервным, испуганным, нездоровым.

Чтобы не отвлекаться на шумную многоголосицу,

я представлю вам это бурное собрание,

как стенограмму упрощённого диалога

всего двух собеседников.

- Отец родной! Как здорово, что ты проснулся!

- Да какой я вам отец?

- Родной! Родной отец! Ты посмотри, ведь мы все...

как две капли... на тебя... вылитые ты...

Только маленькие!.. Действительно,

Иван ощутил себя среди своих мелких

родственников-коротышек, будто сказочный

Гулливер среди лиллипутов.

Ему даже стало их жалко.

Хотелось всех обнять, пожалеть, приласкать.

Но что-то пока ещё сдерживало.

Что-то липкое, тягучее, непонятно чем

отталкивающее. А площадь всё заполнялась

и заполнялась народом. Уже толпа начала

выдавливаться в узенькие улочки и переулки.

- Зато нас много! - порхала над толпой горделивая

мысль. - Ты только прикажи, Отец родной!

Только прикажи! Вместе мы всё можем! Растопчем!

Растерзаем! Разорвем!

- Зачем кого-то терзать? - удивился Иван.

- Давайте лучше что-нибудь построим,

красивое, высокое...

Человек даже отвлёкся на мгновение от разговора:

задумался, чтобы такое построить

с этой многочисленной армией строителей,

и не заметил, как над площадью вдруг

повисла недоуменная, тревожная тишина.

Коротышки молчали и сурово смотрели на него.

В этой недоброй тишине зрела выстраданная,

выношенная, единая для всех мысль:

- Не время сейчас строить, Отец родной!

Надо Марью-Искусательницу спасать.

- Какую еще Марью? - не понял Иван.

- Искусательницу... - народ выдержал

многозначительную паузу:

- Которая тебя искусала...

Иван посмотрел на свои руки.

Вдоль кисти левой руки

тянулся грубый узловатый шрам.

Человек попробовал пошевелить большим пальцем,

но не смог. Сустав не сгибался.

Сквозь пелену забытья пробился образ какой-то

маленькой лягушечки.

Это, наверное, её надо спасать...

Но от кого, от чего?

- этого Иван никак вспомнить не мог.

На мгновение показалось, что толпа именно

эту беззащитную лягушечку готова растерзать,

растоптать, разорвать...

Да, именно с этой целью: отомстить за его грубый

шрам. Но память подсказала другое:

лягушечка стояла на ладони и нежно обнимала лапками его большой палец.

- Зачем вам она?

- только и смог спросить он.

- Как зачем? - народ слегка оробел:

- Она ведь тебя искусала...

В воздухе снова повисла какая-то

напряжённая тишина.

После долгой драматической паузы

над резко загомонившей толпой

словно знамя взвилась отчаянная мысль:

- Пусть и нас тоже искусает!

Бывший ангел Гавриил нежно вынул из биотермоса

генератора живой плоти маленький тёплый

комочек того, кому надлежало стать

родоначальником будущего смертного населения

планеты.

- Смотрите, восхищённо произнёс он,

- маленькие ручки, маленькие ножки.

А какое чудесное личико!

Голенький! Беззащитный совсем! На теле ни одного

волоска!

Бывший ангел Мишаня и капитан космических

разведчиков с опаской приблизились к

своему товарищу. Даже в своей нежной радости

Гавриил был так страшен, что мог растерзать

любого, от кого ощутил бы хоть малейшую

потенциальную угрозу ребёночку.

- Мы не будем его убивать, правда, Мося?

- произнёс бабай Яго, чтобы только успокоить

недоверчивого папашку.

- А давайте ему дадим имя,

- предложил арх-ангел Моисей,

чтобы хоть как-то притупить бдительность Гаврилы.

И действительно, Гавриил окинул

товарищей потеплевшим взглядом.

- Ой, какое маленькое личико,

- вдруг неожиданно для самого себя восхитился

бабай Яго. И восхищение было

совершенно искренним.

- Как он губками-то чмокает!

- Это он кушать, наверное, хочет... - высказал

предположение Магомет.

Бывший капитан космических разведчиков

неожиданно ощутил в своих руках маленькое тёплое тельце.

Какая-то нежность и доброта пронзили его

подсознание. Это было так великолепно,

что капитан не смог сдержать благодарного взгляда.

- Подержите, пожалуйста, бабай,

- попросил Гаврила.

- А я пока сбегаю, свою коровку подою.

Гаврюха убежал, гулко топая по выжженной почве

своими раздвоенными копытами.

- Ловко мы усыпили его бдительность, бабай!

- как-то по змеиному прошептал Мишаня.

Капитан повернулся к нему левым боком,

не позволяя приблизиться к себе,

а маленький свёрток заслонил своим телом.

Едва родившийся ребёнок требовал уважения,

защиты и любви. Каким бы очерствевшим сердцем

бабай Яго ни обладал, но и он не мог отказать

маленькому Человеку в своём покровительстве.

- Ты же хотел дать ему имя?

- отвёл в сторону исходящую от Михаила угрозу

капитан. Моисей уже и сам понял, что

слегка переборщил. Когда бабай Яго

стоит в такой "безобидной" позе: взгляд равнодушно

устремлён в пространство, ноги чуть

согнуты в коленях и слегка косолапят,

свободная рука безвольно висит в пространстве,

а всё тело лениво расслаблено

- к нему лучше не приближаться.

Это всего лишь затишье перед готовым в

любой миг разразиться мощным агрессивным ураганом.

- Что вы, в самом деле, бабай?.. - Мойша повернул на

попятную: - Давайте назовём его в честь

нашей лаборатории: Адемом!

Иван поправил заплечный

мешок и легко перепрыгнул через

невысокую оградку городской крепости.

Легко сказать: иди туда, не знамо куда,

потому что все дороги ведут к избушке

на курьих ножках.

Иван посмотрел на тёплое, но не обжигающее

солнце, машинально определил направление ветра,

крутнулся вокруг себя на голой пятке и пошёл

на Север. Сразу же в подсознании зашипел какой-то скользкий шепоток:

"Не туда идёшь, Иван, твоя смерть за спиной...

Поворррачивай обррратно!"

- А нам всё равно! А нам всё равно!

- пропел вслух Иван и ещё бодрее зашагал вперёд.

Когда тёплое солнышко начало

пригревать только левую щёку,

а легко шагающая тень с правой стороны выросла

почти до горизонта, дорогу Ивану застила

необычная преграда.

Это была высокая земляная стена,

простиравшаяся от горизонта до горизонта.

Из плотно сбитой земли, кое-где проросшей уже

зелёненькой травкой, эта стена была выше Иванова

роста и строилась явно не коротышками. Иван

похлопал по стене ладонью и ощутил мощь всей

планеты, не желающей  никого пропускать на

Север."Запрет, так запрет, - подумал он.

- Но где-то ведь должны быть ворота или лестница

через эту стену". Иван посмотрел налево.

Низко висящее солнце слепило глаза.

повернувшись к солнцу спиной Иван пошёл на

Восток, левой рукой поглаживая травку,

проклёвывающуюся на вертикали стены. 

Стена тянулась до самого горизонта и

не было никакого намёка на гостеприимно

открытые ворота. Когда солнце за спиной

коснулось линии горизонта, над

головой прошуршал  какой-то летающий

объект и плюхнулся в болото справа по курсу.

Иван, не останавливаясь, повернул обратно

и пошёл в направлении заходящего солнца.

Слева за спиной было слышно,

как с громким чавканьем что-то очень

громоздкое выбралось из болота и, громко хлюпая

(при этом сохраняя очень большую дистанцию),

побежало, пытаясь незаметно обогнать путника.

"Похоже, кто-то хочет, чтобы я на него случайно

набрёл..."

- подумал Иван и остановился.

- "Интересно, а что оно будет делать, если я

никуда не пойду?" Он снял заплечный мешок и сел

на землю, прислонившись спиной к стене.

Некоторое время недоумённо осматривал свою

поклажу, словно пытаясь понять, зачем

и для чего он тащит на себе этот груз.

В мешке оказалась большая буханка хлеба и

деревянный бочонок с кислопахнущей жидкостью.

Иван разломил хлеб, понюхал его,

помял в пальцах и вдруг, инстинктивно отбросил

в сторону. Вытер пальцы о траву. Потом встал на

ноги, подошёл к раздавленному и изломанному

хлебу, поднял ногу, чтобы растоптать его, но,

передумав, сел рядом на колени и руками

начал рыть землю. Когда яма стала достаточно

глубока, Иван травой столкнул в неё оба ломтя

хлеба, опустил бочонок и аккуратно всё засыпал

землёй. После этого отошёл на

приличное расстояние от ямки и от стены,

лёг в густую траву. Какая-то непривычная усталость

охватила всё тело. Иван посмотрел в небо и

удивился, увидев на нём яркую звёздную россыпь.

Взгляд привычно выхватил в этой сверкающей

круговерти созвездие Большой Медведицы, провёл

по ребру ковшика касательную линию и упёрся в

Полярную звезду.

Спокойствие и умиротворённость

окутали Ивана и он, неожиданно для самого себя,

уснул. Сон возвратил его на городскую площадь и

заново прокрутил беседу с народом, почему-то

звавшим его отцом. Люди эти хоть и были внешне

похожи на каианов, но отличались от них не только

ростом, но и чрезмерной суетливостью,

расчётливостью и недоверием даже друг к другу.

Сами себя они называли народом аведов и

действительно были похожи на огромное стадо

маленьких незнаек. Но даже этому смешному

народцу, было чему поучить человека,

проспавшего непонятно отчего так много лет.

Раньше Иван даже не знал что такое сон и зачем

надо спать. Аведы объяснили,

что днем они работают, чтобы кормить себя, а во сне

вскармливают и воспитывают своих богов.

Кто такие эти боги, аведы толком не знали, но были

твёрдо убеждены, что богов или трое в одном лице,

или бог один, но в трёх ипостасях.

Что такое "ипостаси" аведы не ведали,

но произносили это слово с торжественностью,

касаясь правой рукой поочерёдно лба,

сердца и живота. Ещё несколько новых слов узнал

в этот день Иван. Правда, в сущности своей эти слова

несли одну и ту же смысловую нагрузку.

Вот они: кормить, вскармливать, питать,

воспитывать, есть, кушать, жрать.

Оказывается, внутри каждого аведа находился

свёрнутый в клубок длинный-предлинный червяк

по имени Кишка. Этого червяка необходимо было

кормить мясом рогатых коров, которых

Иван спросонья принял за коренных жителей

неизвестной планеты. Едва Иван представил себе,

как от живой коровы отрезают кусок плоти,

чтобы накормить отвратительно скользкую и

вонючую тварь внутри аведа, как ему стало

плохо, и впервые в жизни Человек ощутил

приступ надвигающейся тошноты.

Но когда он окинул взглядом толпу аведов на

площади и мысленно подсчитал, сколько надо

зарезать коров, чтобы накормить всех червей,

копошащихся внутри каждого коротышки, как

приступ тошноты подкатил под самое горло и,

неожиданно, изо рта Ивана мощной струёй

вырвалась какая-то отвратительная белая жидкость. 

Закружилась голова и,

кажется, под ногами закачалась планета.

"Что это?!" - в ужасе подумал Иван и,

кажется, коротышки сумели прочесть его мысль.

Они радостно засмеялись и также мысленно

объяснили, что это коровье молочко, что им они

подкармливали своего спящего отца родного.

Иван пощупал свой живот и под брюшными

мышцами ощутил свернувшегося кольцами

врага-паразита со странным именем "Кишка".

Жуткий ужас охватил Человека и  он проснулся.

На чёрном небе, усыпанном мириадами искрящихся

звезд, отвратительным мертвенным светом

мерцала одинокая бледная Луна. 

Иван почувствовал, как лунное излучение

прощупывает его тело

насквозь, высасывая из него остатки солнечной

энергии. Враг-паразит в животе Человека заёрзал,

настырно требуя откопать зарытый в земле хлеб.

И не успел Иван чем-нибудь возразить, как

сработала какая-то подсознательная защита

Человеческого организма, и щупальца

Луны будто обожжённые отдёрнулись от его тела.

Человек облегчённо вздохнул и с наслаждением

впустил в лёгкие прохладный

ночной воздух. Луна, словно устыдившись свой

распутной развязности, укуталась тончайшей

паранджой прозрачного облачка. Иван легко

оторвал своё тело от прохладной почвы,

подобрал под себя ноги и замер, будто

расслабившаяся перед прыжком

дикая кошка. Впустил в себя ночную тишину

и замер оглушённый переливчатым насвистыванием

соловья, стрекотанием цикад и кваканьем лягушек.

А услужливый мозг, будто проснувшись, рисовал ему

картину кипящего моря, выжженной

тремя солнцами пустыни и шлёпанье босых ног по

мелководью.

Иван прислушался и отчётливо ощутил вкрадчиво

шлёпающие по воде шаги, будто кто-то обутый

в гигантские ласты, пытается незаметно к нему

подкрасться. Не выпрямляясь, как был на

четвереньках, скользнул Человек в тень ракитового

куста и вовремя... Упираясь соломенной крышей

в небеса, освещая себе путь инфракрасными

приборами ночного видения,

к нему подкрадывалась избушка на курьих ножках.

Иван выпрямился во весь рост, встал на пути избушки,

ощутив, как по коже, вызывая

лёгкую щекотку, заелозили, заегозили лазерные

определители направления.

- Отставить маскировку! - зычно скомандовал Иван. -

Избушка, избушка! Встань к небу задом,

ко мне передом! Бесшумно заскользили густо и обильно

смазанные гироскопические устройства,

проворачивающие летательный аппарат пилотской

кабиной к земле.

Задолго до окончания маневра сверху плюхнулся

огромный стог сена, еще недавно изображавший

соломенную крышу.  Откинулся люк штурмового трапа,

открыв освещённый электрическим светом вход.

Из люка к ногам Ивана протянулась полоска желтоватого

освещения, которую тут же перекрыла

длинная костлявая тень. Иван перенёс взгляд вверх и... не

поверил своим глазам...

Планетарная система, состоящая из трёх солнц и

окружающих их двадцати четырёх планет,

проскользила мимо Чёрного Гиганта, словно

пограничный столб торчащего посредине Млечного

Пути.

Началась битва притяжений и солнечных бурных

противостояний.

Бабай Яго и бывшие ангелы-разведчики Моисей и

Гаврила ощутили себя мухами размазанными

по стеклу. То ли артериальное давление зашкаливало в

обе стороны будто испорченный высотомер

взлётно-посадочного модуля, то ли сама Смерть

напоминала им о своём существовании.

В таком состоянии нет ни до чего дела. Лишь бы всё это

чем-нибудь скорее закончилось. Неважно чем.

Метеоритный дождь разрушил защитное поле

лаборатории Адем и начал крушить и уничтожать всё

подряд. Многотысячные стада коз, коров, свиней и

людей-аведов с выпученными от страха глазами

рванули подальше от космического грАДА на Север. На

них солнечные бури космоса почему-то

никакого влияния не оказывали. Единственная хворь,

доставшаяся им в наследство от этих

метеоритных космических пертурбаций, впоследствии

была названа метеоризмом.

Территория недавней лаборатории опустела.  Посреди

развалин Адема, словно средний перст руки

устремлённой к небу, одиноко торчал взлётно-

посадочный модуль. Автоматическая система

метеоритной защиты корабля сработала без

вмешательства экипажа, поэтому метеориты

обтекали его корпус не касаясь и не причиняя никакого

вреда.

Аведов же гнал на север не только метеоритный грАД.

Бурлящий на экваторе океан выбрасывался

на берега огромными волнами кипящего Цунами, не

оставляющими на своём пути ничего живого.

Каианы, поселившиеся на Севере, совершенно не

пострадавшем от метеоритов, не пожелали принять

в своё общество рогатых, хвостатых, копытных и

двуногих беженцев-зубастиков с Юга.

Они немного отступили на Север, оставив пришельцам

свои южные плодородные почвы. 

А чтобы рогатые южане случайно не забрели на их

территорию, возвели границы в виде неприступной

для скота ограды. С Западной украины материка до

восточной стороны Окаянного озера между

Севером и Югом была естественная водная преграда,

которую скот не мог преодолеть.

От впадения Солнечной реки в Окаян-озеро до

Магнитных гор были выстроены земляные

Черничные валы. До Магнитных гор козам, свиньям и

коровам, вместе с их пастырями-аведами,

пешкодралом пришлось бы добираться несколько лет,

поэтому дальше пошли укрепления более

надёжные. От Магнитных гор в направлении верховий

реки Ертис протянулась система крепостных

укреплений в виде каменных стен и башен. На Восточной

украине материка, где плотность населения

каианов была невелика, а аведам со своим скотом

добираться пришлось бы несколько десятилетий,

выстроили надёжную и высокую Кидайскую стену.

Эта рубеж-граница, казалось бы навсегда разделила два

народа, населяющих одну планету.

Пока строились пограничные укрепления, галактическое

противостояние планетарных систем

закончилось победой Чёрного Гиганта. Он перетянул из

трёхсолнечной системы среднее голубое

и гигантское красное солнца, прихватив за компанию с

ними большую часть планет. Планета Мидгард,

вместе с несколькими своими сёстрами осталась

вращаться вокруг маленького жёлтого карлика

по имени Гелла, образовавшем совершенно новую

солнечную систему. Но и солнце по имени

Гелла могло тоже гордиться своей победой в

космическом противостоянии различных

солнечных систем. Этой маленькой жёлтой звезде

удалось вырвать у Чёрного Гиганта планету,

которая никогда не принадлежала бывшей

трёхсолнечной системе. До сих пор эта самая большая

и мрачная из всех планет кружится по своей гигантской

орбите вокруг нашей маленькой Геллы.

До включения в планетарную систему Геллы эта планета,

носящая название Планктан, была

населена разумными человекоподобными, но двуполыми

и смертными существами с красной

кровью. Народы Планктана отличались от жителей

Мидгарда да и друг от друга еще и цветом

кожи, разрезом глаз и языковой культурой. Да, они не

умели передавать мысли на расстоянии,

поэтому пользовались речью. За их длинные болтливые

языки каианы в скором времени начнут

называть их язычниками. С удалением планетарной

системы Геллы от Чёрного Гиганта на

Мидгарде наступило похолодание. Перестали кипеть

океаны. Облака водяного пара рассеялись

и глазам обитателей планеты открылось красивейшее

зрелище изумительно синего неба

и неповторяющихся закатов и восходов солнца. На месте

выжженных пустошей зазеленела

изумрудная трава, замельтешили всеми красками цветы,

зашелестела листва деревьев.

На недавно теплолюбивую планету Планктан пришла

вечная стужа с бездушным космическим

мраком. Маленькое жёлтое солнце Гелла из-за слишком

большого расстояния не могло обогреть

материнской любовью планету-падчерицу.

Густонаселённой планете других миров грозило

полное вымирание. Галактическое пространство

бескрайнего космоса пронзил тревожный сигнал SOS.

Каианы, как жители самой близкой к Планктану планете,

не смогли не протянуть руку помощи.

Для народов, способных перенести нуль-

транспортировку, была налажена транспланетная

магистраль. Вся восточная украина Материка южнее

Кидайской стены была заселена народами

Планктана. Для тех, терпящих бедствие, кто не мог

воспользоваться нуль-транспортировкой,

на Мидгарде были выстроены посадочные полосы где

могли приземлиться транспланетные

космические корабли, построенные чужой

цивилизацией. Эти народы расселились вблизи своих

космических аэродромов, в надежде при первой же

возможности вернуться на свою родину.

Но этим надеждам не суждено было сбыться. Материалы,

из которых были изготовлены

космические корабли Планктана, начали активно

вступать в химическую реакцию с атмосферой

Мидгарда, насыщенной влагой и тленным газом.

Теплолюбивым планктанианцам волей-неволей

пришлось ассимилироваться в приютившем их мире.

В первые годы обустраивания новой планеты пришельцы

с Планкатана столкнулись

с неразрешимой для себя проблемой. Многие

тысячелетия планктанианцы у себя на

родине справляли культ смертных ритуалов. Стариков,

достигших преклонного возраста,

для экономии выплаты пенсионных пособий, сжигали на

кострах, или закапывали в почву планеты.

По преданиям и легендам после этого ритуала старики

омолаживались, вселяясь в тела

рождающихся младенцев. На новой родине культ

поклонения Смерти оказался

бессмысленным, потому что на планете Мидгард Смерти

не было.

Старики визжа от ожогов, вызываемых тленным газом,

питающим огонь, вскакивали с

погребальных костров и отказывались переселяться в

беспомощные тельца рождающихся

младенцев. Старики, которых закапывали в землю,

начинали чихать и кашлять, в результате чего

почва содрогалась, морщилась, трескалась и, в конце

концов, выплёвывала живых и здоровых

"покойничков" на поверхность, не желая принимать их в

своё лоно.

Предприимчивая молодёжь Планктана попыталась

топить стариков-пенсионеров, благо

на новой планете воды было предостаточно. И этот шаг

пришёлся пожилым людям по вкусу.

Оказавшись в морских глубинах, они тут же

организовали свою подводную куммуну, свою

подводную цивилизацию, назвав её для краткости иным

миром. До сих пор у многих жителей

Мидгарда название планеты Планктан ассоциируется с

таинственным переходом в иной мир.


Некогда пустынный и неприветливый Мидгард за

несколько десятилетий превратился в

густонаселённую уютную планету. Когда бабай Яго и его

друзья пришли в себя, им померещилось,

что они оказались в совершенно другом мире. Так всё

вокруг неузнаваемо изменилось.

Изменились и они сами. От трапа к ногам Ивана

протянулась полоска желтоватого света,

которую тут же перекрыла длинная костлявая тень. Иван

перенёс взгляд вверх и...

не поверил своим глазам... В проёме освещённого

электрической лампочкой люка,

загораживая проход иссохшим телом, стояла древняя

сморщенная старуха.

Длинный заштопанный балахон снизу открывал высокие,

словно туфли на платформе, копыта,

а сверху из под капюшона торчал кривой изогнутый нос,

украшенный огромной, почти

в миллион карат, бородавкой. Сквозь капюшон

угадывались небольшие, но остренькие рожки.

- Здравствуй,... Баба Яга! - произнёс Иван.

- Здравствуй, здравствуй, - скрипучим хриплым

фальцетом отозвался бабай Яго. - проснулся-таки,

наконец! Ну что ж, заходи, гостем будешь.

- Подожди, Баба Яга. Что-то я не помню, чтобы сам по

этим ступенькам поднимался...

- Конечно не поднимался, - усмехнулась баба Яга: - Я

тебя горемышного вот этими

руками на борт втаскивала. Когда ты из нуль-

транспортировки вывалился.

Когда в кипятке чуть было не сварился. Когда в огне чуть-

чуть не сгорел. А у самого трапа

в обморок рухнул. В сон летаргический. Я, считай, тебе

жизнь спас.

Проходи, - последние слова прозвучали как приказ. -

Проходи. Разговор есть.

Двое аведов-коротышек весь день не выпускали Ивана из

поля зрения. Стараясь не попадаться

ему на глаза, они  ползали за ним на четвереньках,

прикидываясь то колючим кустарником,

то болотной кочкой, а то и одиноким деревцем. Если

говорить современным языком,

они просто шпионили за несговорчивым Человеком. В

сумке, которую они передавали

друг другу с необычайной осторожностью, находился

шприц со снотворным...

Впрочем, их можно понять... Долгих семьдесят лет

спящий Человек был живой легендой

народа аведов. Для него был выстроен храм-мавзолей,

куда за чисто символическую плату

каждый из аведов мог войти, чтобы наедине пообщаться

со Спящим: поведать ему свои радости

и печали, попросить духовных сил и материальной

помощи. Множество чаяний и надежд

связывались с пробуждением Ивана. Даже в разговорах,

когда возникали споры или распри,

чаще обычных начинала звучать фраза: "Вот проснётся

Спящий... Он рассудит..."

Служителей храма-мавзолея, где Иван продрых целых

семьдесят лет, в народе аведов прозывали

сновидцами. Они достойно управляли племенем аведов,

рассказывая народу вещие сны,

которые, якобы, снились Ивану. Кроме рассказов,

сновидцы занимались толкованием этих снов,

а также сбором той символической мзды, которая могла

бы поддержать спокойный сон

Человека. Если Иван во сне вдруг начинал похрапывать,

сновидцы предрекали изменение погоды,

в чем никогда не ошибались. В общем, вокруг спящего

Человека за семьдесят лет его сна возникла

целая религиозная культура, сопряжённая со всеми

необходимыми обрядами: молитвенными

медитациями, песнопениями, крёстными ходами,

тайными наветами и покаяниями,

отпущениями грехов и обязательным поголовным

жратвоприношением. Жратвоприношения,

впрочем, пожирали сами служители храма. Всё левое

крыло храма-мавзолея занимала

огромная библиятека толкований снов Спящего. Здесь

работали самые умные и образованные

сновидцы. По месту их  работы, левому крылу здания,

этих сновидцев так и называли - левитами.

По сути левиты уже тогда составили костяк тайного

мирового правительства народа аведов.

В левитской библиятеке были толкования снов Спящего

на все случаи жизни: от эпидемий

неизвестных болезней, до межпланетных войн с

пришельцами планеты Планктан.

Единственные указания, которых не было в гигантском

книгохранилище, так это поэтапного

списка необходимых действий на тот случай, если

Спящий проснётся. Религия поклонения

Постоянному сну Человека не допускала даже в мыслях

такого святотатственного предположения,

что Спящий может взять да и проснуться. Впрочем, в

арсенале левитов были шприцы с

неизвестным даже им лекарством, которое надо было

вкалывать под кожу при первых

признаках пробуждения Спящего. За семьдесят лет этим

шприцом пользовались неоднократно.

Но в этот раз лекарство почему-то не подействовало. Да

и само пробуждение левиты как-то

прозевали. Узнали они об этом только по скоплению

аведов на главной храмовой площади.

Спящий сидел на ступеньках своего мавзолея и общался

с народом.

Сложившаяся ситуация требовала немедленного

объяснения и толкования.

Поэтому левиты не вышли на площадь. Они заперлись в

своей библиятеке и в десятки рук

начали создавать новую Ивангелическую книгу-

пророчество под названием "Когда Спящий

проснётся"... Едва Иван переступил порожек люка

взлётно-посадочного модуля, как трап

плавно поднялся, закрывая собой выход. Предательски,

словно мышеловки щёлкнули задвижки

блокирующих замков. Гироскопические механизмы не

спеша начали поворот корабля для старта

с планеты. Над пультом управления кораблём замигала

светящаяся надпись "Не курить!

Пристегнуть ремни!" - Мы куда-то летим? -

поинтересовался Иван.

- Да, на орбиту. Разговор предстоит очень серьёзный. Я

не хочу, чтобы нам кто-нибудь помешал.

- Бабай Яго щелкнул застёжкой ремня безопасности.

- А моё желание даже не спрашивается? А вдруг я не

хочу никуда лететь?

Бабай вытянул руку и щёлкнул тумблером. Движение

гироскопических механизмов замерло.

Кабина управления кораблём закачалась будто детские

качели. Капитану космических

ангелов-разведчиков очень нравился этот трюк. Лёгкое

покачивание кабины высоко над землёй

успокаивало и убаюкивало. - Мы вернемся в любой

момент, как только ты этого пожелаешь.

На планете слишком много переменилось, и сейчас здесь

невозможно спокойно уединиться.

Понимаешь, я не хочу, чтобы наш разговор прервали

толпы воинственных аведов, пришедших

спасать тебя от нашей беседы. Людинам, а точнее их

главарям, необходимо, чтобы ты спал.

Вечным сном. Они тебе вкалывали в вену травяной настой

купины неопалимой.

(Ивана отчего-то передернуло). А знаешь, почему ты

проснулся?

- Почему? - Ивана начало укачивать.

- Я им в шприц вместо сока купины набрала обычной

воды.

- Баба Яга тоненько захихикала, отчего всё лицо её как-

то неприлично сморщилось.

Иван посмотрел на сгиб своего локтя. Под кожей

красовался расплывчатый синяк.

Явно, кто-то неумелый ковырялся в его вене.

- Ну что, - спросил Бабай Яго, - летим? Или

высаживаемся?

- Летим. - вздохнул Иван.

Из-под Избушки-на-курьих-ножках вырвался сноп

яркого пламени осветив и ослепив всё вокруг.

Избушка подпрыгнула и взмыла в тёмное звёздное небо.

Сразу после старта куриные ножки

сложились, поджались и превратились в обтекаемые

стабилизаторы полёта. Впрочем,

двое коротышек-аведов весь вечер и ночь издалека

следивших за Иваном, этого уже не разглядели.

Полуослепшие и довольно сильно поджаренные они

спешили в свой Солнечный город

с новой легендой о Спящем, но уже Пробуждённом

Человеке.

Целый год взлётно-посадочный модуль скользил по

орбите вокруг Мидгарда, превратившись

в искусственный спутник планеты. Каждую ночь

коротышки из Солнечного города,

наблюдая в небе новую шуструю звездочку, тыкали в неё

немытыми пальцами и говорили: "

Вон Он, наш Отец Небесный! Он сверху всё видит..."

Целый год длилась беседа Бабы Яги и Ивана с

перерывами на ставшие обязательными приёмы

пищи и отдыха. Каждый раз, когда в космическом модуле

объявлялось время сна,

Иван отключался в какой-то тяжёлой полудрёме. Но Баба

Яга не спала. Она гипнотическим

сеансом стирала из памяти Ивана содержание

прошедшего разговора, анализировала

стенограммы бесед, произведенные бортовым

диктописцем, а с утра начинала разговор

с самого начала. Постепенно, очень медленно, все

доводы Бабы Яги уложились в

подсознании Ивана, и он стал сговорчивее и даже

согласился попытаться убить своего

Отца Ка. Необходимость в форматировании оперативной

памяти исчезла.

Вот тут-то Баба Яга и приступила к своей основной

цели.  Убийство Отца Кащея

- это всего лишь переходный этап на пути к самому

главному. На деле же, задача Ивана

- освободить заточённую в хрустальном яйце Марью-

Искусственницу.

Искусственницу - потому, что она погружена в

искусственный сон разума.

Но убедить Ивана в святости предательства это всего

лишь полдела.

Что может дать теория без физической подготовки.

Бабай Яго начал тренировать Ивана

по диверсионно-подрывной практике космического

ангела-разведчика.

Сокращённые тренировки боевого диверсионного

искусства Бабая Яго заняли еще один год

полётного времени. Поскольку безсмертного

противника убить было практически невозможно,

основная задача ставилась на выведении его из строя на

время, достаточное для того,

чтобы разбить хрустальное яйцо с заточённой в нём

Марьей-Моревной.

А уж она легко могла завершить то, что простому

Безсмертному не под силу.

Впрочем, никаких конкретных приёмов в боевом

искусстве Бабая Яго не существовало.

Была просто система рукопашного боя, основанная на

интуиции и скорости.

Иван учился взрывному напряжению мышц и

мгновенному их расслаблению.

Иван тренировал мозг для мгновенного вычисления

тригонометрической функции и последующего

полного отключения мыслительных способностей. На

специальных тренажёрах, поддерживающих

физическое состояние ангела-космонавта, Иван

увеличивал гибкость позвоночника

и подвижность суставов. К концу года Человек ощущал

себя расслабившейся

Чёрной космической дырой, готовой в любой момент и к

взрывам, и поглощениям.

Но в борьбе с Отцом Ка ни одна из новоприобретённых

человечком способностей

не потребовалась. В определённый момент взлётно-

посадочный модуль Бабы Яги

чиркнул по верхним слоям атмосферы в районе Южного

Полюса.

В момент контакта с воздушной оболочкой планеты от

малого космолёта отделился

одиночный десантник, который продолжил свой полёт в

автономном режиме.

Сила притяжения Мидгарда потянула десантника вниз с

такой скоростью, что разреженные

молекулы атмосферы своим трением о поверхность

скафандра начали быстро разогревать его

до температуры самовозгорания. В критический момент

сработал реактивно-охлаждающий

тормоз и около сорока секунд Иван падал в скользком

холодном облаке, не позволяющем

скафандру воспламениться. За эти сорок секунд

свободного падения он приблизился к поверхности планеты почти на два километра.

СНОСКИ

 

По Славяно-Арийским Ведам считается, что имя

"Мария" происходит от имени Богини

Мары - Богини смерти.

 

По Индо-Арийским Ведам название "Богиня Мара"

произносится как "Дьевил Мария".

 

Автор вынужденно заменяет отсутствующие в

современном русском языке

звуки аналогами из латинского алфавита, хотя многие

литераторы эти звуки

намеренно пропускают, называя древние цивилизации

друидами и роидами,

от чего существенно теряется весь смысл этих названий.

Деза - со шпионского жаргона переводится как

"дезинформация".

В современном русском языке приставка "без", стоящая

перед глухой согласной,

превращается в слово "бес", что у каианов обретает совершенно иной смысл.

К примеру, слово "бессмертие" на языке народа

Мидгарда будет воспринято как

"дьявол смерти", а "бесчувственный" - как "бес

чувственного соблазна".

Чтобы смысл слов не терялся и не искажался, автор

сознательно нарушает законы

современного правописания. Так же, если ему вдруг не

хватит общепринятых

букв современного русского языка, он попытается

воспользоваться другими, всем известными.

Кто-кто, а уж дьевила Мария прекрасно осознавала,

что только

Смерть может заставить смердеть живую плоть.

Глаголы "сигануть", "сигать" происходят от

доарийского термина "сиг",

представляющего собой всего лишь единицу измерения

времени. Для справки:

1 сиг равен одной трехсотмиллиардной доли секунды.

ад
Ад - всего-лишь числительное, означающее "первый"

или "начальный", от него произошли слова "Адам

(первый ...)", "Адем (Эдем)", "Адыгея

(Первая Земля)", "адепт (первый среди посвящённых)",

"Аджария (адская жара)" и т.п.

Купина неопалимая. В индо-арийских ведах - символ

Смерти и адского огня.

Даже в наше время способна обжечь любого, кто к ней

прикоснётся.

Способна убить любого, кто отважится провести ночь в

непроветриваемом

помещении рядом с букетиком купины неопалимой. В

христианской религии

купина неопалимая является символом Девы Марии и

символом Божественности.

В Ветхом Завете есть эпизод, когда с мадиамским

пастухом Моисеем из горящих терниев

купины неопалимой заговорил сам бабай Яго...

Извиняюсь, - сам Бог Иегова.

Любовь (итал.) -  a`more, что омонимично слову more

- смерть (лат.)

Вообще-то, бывшие ангелы использовали в качестве

единиц измерения футы и дюймы, 

но рассказчику привычнее пользоваться метрической

системой измерений.

Ягнёнок
Ягнёнок - уменьшительно-ласкательная форма имени

Яго. История умалчивает о том, был ли уничтожен первый

образец смертной цивилизации.

Логически, мы можем лишь предполагать

положительный результат на основании существования

овцеводческой культуры в сельском и фермерском

хозяйствах.

Прежде чем доверить людское смертное стадо великому

пророку Моисею, бог Яхве целых

пятьдесят лет тренировал его в качестве пастуха для

овец. Патриарх же овечьей цивилизации

на протяжении своей долгой жизни достиг высочайшего

ранга,

став Козлом Отпущения, то есть посредником между

грешными людьми и их создателем

- богом Иеговой.

корова
Корова - священное животное, почитаемое как дар

Богов в Индии и на Тибете.

микроорганизм
Конечно же, читатели догадались, как звучит

правильное название этого микроорганизма.

А для самых непонятливых рассказываю старый анекдот.

В страховое агентство обращается клиент: - Будьте

добры, пожалуйста, застрахреньте меня!

- Мужчина, прекратите неприлично выражаться!

- Можно подумать, что в вашем рекламном проспекте

написано приличнее...

свинья
Свинья, - единственное животное, имеющее сходство с

человеком

по биохимическому составу плоти. На острове

Мадагаскар был найден скелет человека

со свиным черепом. До сих пор (см. фото) в приплоде у

свиноматок встречаются поросята

с головами, напоминающими человеческие. Да и бабай

Яго сдержал своё слово.

Ни в одной религии свинина не используется как

жертвенное животное.

Более того, у многих народов свиное мясо считается

непригодным в пищу.

Поедать свинину для них - всё равно, что жрать

человечину.

голубая кровь
Голубая кровь. Сегодня голубой цвет приобрел

смысловой оттенок вырождающегося

гомосексуализма. Я не знаю кому (возможно мировому

правительству) потребовалось

опорочить цвет бездонного неба. Всего лишь несколько десятилетий назад голубой

цвет был признаком чистоты и благородства. Этот

признак присутствовал всегда, когда речь шла о

королевских династиях. "У него голубая королевская

кровь" - согласитесь, это признак порядочности и

чистоты, а не сексуального извращения. Сегодня от

голубой крови у каждого из нас остались лишь

просвечивающие под кожей голубым цветом вены.

 

Авед происходит от двух слов. "А" отрицающая

частица, синонимичная частице "не". "Вед" - тут и так

понятно: ведать, знать. То есть: авед - это не ведающий,

или незнайка.

 

Вследствие недостаточной развитости языковых

функций, аведы не могли выговорить название планеты

"Планктан", а потому произносили нечто невнятное: не

то "Платон", не то "Путан".

 

Стенограммы этих бесед доступны и нашим

современникам. Они изданы огромными

тиражами и трактуются как Божественное откровение и

кладезь неисчерпаемой мудрости.

Только имена участников этих бесед слегка изменены.

Баба Яга в этих стенограммах значится как

Бог Яго (он же Бог Кришна), а имя Ивана зашифровано

именем "Арджнуна". Вы уже догадались,

что книга эта называется "Бхагавад-Гита, как она есть"?

Для тех, кто незнаком с содержанием

"Бхагавад-Гиты" привожу её краткое содержание. Бог

Кришна на протяжении всей книги убеждает

Ивана, простите, Арджнуну, предать свой Человеческий

род и убить собственного Отца.

Сам Кришна совершить это убийство не в силах, а потому

воспитывает из Арджнуны предателя

своего народа. Вот вам и вся "Бхагавад-Гита". Как она

есть.

 

Марья-Моревна.  Напоминаю изначальный смысл этого

словосочетания:

"Смерть-Смертная-Убивающая".

ГЛАВА 5

BBEPX

©Zinorov 2003-2016 Fenykc.comсайт феникс

Besucherzahler
счетчик посещений

 

 

 

 

Besucherzahler Beautiful Russian Girls for Marriage
счетчик посещений