главная сайта феникс
 
вопросы  
 

МИНИСАЙТ НА FENYKC! БЕЗ ПРЕДОПЛАТЫ

12 000 Тенге создание

12 000 Тенге годовой прокат

Пример-1

Пример-2

Пример-3


ГОЛУБЬ МИРА с АТОМНОЙ БОМБОЙ

30-летию большой подлости посвящается.

Любого человека легко оскорбить и унизить. Но как унизить какое-нибудь из государственных учреждений? Такая задача кажется невыполнимой для обычных людей. Впрочем, есть исключение. Работники спецслужб знают, как это можно организовать.
В середине 80-х годов прошлого века, когда началась перестройка, была эффектно оскорблена и унижена пограничная служба СССР. Чтобы полнее понять всю степень унижения, необходимо вспомнить, что собой представляли войска, охранявшие внешние рубежи нашей Родины.
Сейчас, когда по новостям показывают строительство хлипеньких заборчиков на границе Украины и России, на границе Литвы и Калининградской области, на границе США и Мексики, мы скептически улыбаемся. Эти заборчики напоминают ссору малышей в песочнице. Советский Союз был по всему периметру огорожен двумя высокими заборами, по верху шла колючая проволока, а между ними в мельчайший порошок была распахана контрольно-следовая полоса. Советские пограничники по праву гордились тем, что даже полевая мышь не может незамеченной пересечь границу страны. Пограничная служба СССР была образцовым армейским формированием.
Но вот в чём парадокс. Именно советская армия во главе с министром обороны СССР маршалом Сергеем Соколовым стояла на пути генерального секретаря Центрального комитета коммунистической партии Советского Союза Михаила Горбачёва, задумавшего в угоду Западу развалить нашу страну. Чтобы избавиться от мощного военного лобби, советскую армию, а особенно её пограничную службу и войска противовоздушной обороны страны необходимо было растоптать и унизить.

А началось это беспрецедентное событие как всегда. С банальной уголовщины. В праздник великой Победы, 9 Мая 1987 года в подмосковных Мытищах произошла пьяная драка с поножовщиной. Органы советской милиции, работающей в дни больших праздников в усиленном режиме, оперативно среагировали на телефонный звонок и по горячим следам задержали всех участников драки. Пострадавший с проникающим ножевым ранением был отправлен в больницу Скорой медицинской помощи, а остальные участники драки были доставлены в районное отделение милиции.
Вот там-то и выяснились обстоятельства, поставившие в тупик дежурного лейтенанта милиции. Оказалось, что владелец ножа, он же обвиняемый в покушении на убийство, является гражданином Федеративной республики Германии. Лейтенант задумчиво разложил перед собой его документы: паспорт гражданина ФРГ, удостоверение пилота-любителя, выданное во Франкфурте-на-Майне, фотография на фоне спортивного одномоторного самолётика и обратный билет из Шереметьево на послезавтра, 11 мая.
К иностранным гражданам в СССР было трепетное отношение. Им позволялось многое из того, что запрещалось местным. Но уголовное преступление! Это не вписывалось ни в какие рамки. Лейтенант поднял трубку телефонного аппарата и, не спеша накручивая диск с десятью дырочками, набрал номер Комитета Государственной безопасности.
Через два дня, одиннадцатого мая инспектор таможенного контроля в городе Бонне зарегистрировал возращение в ФРГ из туристической поездки молодого человека, предъявившего паспорт, так озадачивший лейтенанта мытищенской милиции. Как доказательство этому, в паспорте появился небольшой сиреневый штампик. А ещё через два дня этот же паспорт был отправлен дипломатической почтой в Москву из посольства СССР в Западной Германии.

Накануне запланированной провокации перед праздничным днём пограничников маршал Сергей Соколов, чтобы не мешался под ногами, был командирован в Берлин на консультативное совещание стран Варшавского договора. Сейчас уже неизвестно, действительное это удаление, или просто алиби.
В назначенный день, являвшийся профессиональным праздником пограничной службы СССР, 28 мая 1987 года произошло беспрецедентное событие, превратившееся в насмешку над всеми советскими пограничниками, войсками противовоздушной обороны, да и над всей советской армией. Именно в профессиональный праздник пограничной службы СССР. Ни днём раньше, ни минутой позже. В этот день девятнадцатилетний западно-германский юноша Матиас Руст совершил беспосадочный перелёт на спортивном самолёте Cessna-172R Skyhawk, нарушив государственную границу СССР и приземлившись в Москве на Красной площади.
Советскому обывателю это событие было представлено, как хулиганский поступок немецкого юноши, которого не смогла остановить вся мощь советской армии.
Средства массовой информации ради красного словца величали Матиаса Руста не иначе, как Голубем Мира, протянувшим руку помощи капиталистического Запада томящимся в социалистических застенках народам Советского Союза. Вот только изображение американской атомной бомбы «толстяк», наклеенное на хвосте его самолёта, пресса почему-то игнорировала. А ведь именно образ американской атомной бомбы явился важнейшим упрёком для пограничной службы СССР. Сегодня, мол, вы пропустили самолёт с нарисованной атомной бомбой, а завтра – пропустите с настоящей. Над советской армией нависла нешуточная угроза.
Ради интереса я задал вопрос нескольким ровесникам Матиаса Руста. Если бы они собирались с мирной целью пересечь границу какого-либо государства, украсили бы они своё средство передвижения изображением атомной бомбы? Все до одного опрошенные ответили на этот вопрос отрицательно. Это нормальная и естественная психология подростка. Матиас Руст не был извращенцем. Он был таким же мальчишкой, как и все остальные. Я уверен. По собственной воле он свой самолёт не стал бы украшать наклейкой с атомной бомбой. Но если украсил самолёт он не по собственной воле, то может быть не по собственной воле и полетел?
Сразу после инцидента подробности перелёта не сообщались. Поэтому люди так и представляли, что подросток вылетел из Западной Германии, пересёк без посадки все страны Варшавского договора и Западной группы войск, помахал крылом пьяным советским пограничникам, сделал ручкой тоже не трезвым операторам Противовоздушной обороны и без происшествий приземлился на Красной площади около собора Василия Блаженного.
По следам этого события сразу же были произведены кадровые перестановки в советской армии. Был снят со своего поста маршал Сергей Соколов, отправлен на пенсию главнокомандующий войсками ПВО Александр Колдунов, вывернут наизнанку, практически, весь Генеральный Штаб армии Советского Союза. Более трёхсот генералов и офицеров лишились своих постов. Всё советское воинство на долгое время стало объектом политических насмешек. И самое страшное, уже никаким путём не могло противостоять развалу СССР.
Вам нужны доказательства, что полёт Матиаса Руста не подростковая выходка, а тщательно спланированная операция советских спецслужб, у которых часто правая рука не знает, что тырит левая? Доказательств у меня нет. Есть только логические рассуждения. Ими я могу с вами поделиться.
Полёт западно-германского самолёта над всей Европой бросает тень не только на пограничников СССР, но и на пограничные службы стран социалистического лагеря, а самое главное – на пограничников Западной Германии.
Уже после приземления Матиаса Руста на Красной площади, чтобы не ссориться с западногерманской погранслужбой, маршрут перелёта несколько подкорректировали. Вместо Западной Германии, от которой нас отделяют два социалистических государства, была выбрана другая страна. Тоже капиталистическая. Но, которая граничит непосредственно с Советским Союзом. Таким образом, стартовый аэропорт маршрута расположился не в Западной Германии, а на территории Финляндии.
Вся предыстория полёта, вылет с финского аэродрома Мальами, полёт в сторону Стокгольма, потом резкий поворот над Балтикой на Восток, пересечение границы СССР в районе Финского залива у Кохтла-Ярве и полёт в сторону Москвы – всё это сказки для бедных и наивных юношей, полностью скопированные из жестокого и неромантичного 1938 года. Тогда, напомню, выпускник Кембриджского университета, англичанин Брайан Монтегю Гровер, проработавший пять лет в СССР, и, вследствие расторжения контракта, разлучённый со своей русской женой, решился прилететь к ней через все пограничные запреты. Долететь до Москвы у Гровера не получилось. Кончилось топливо, и он плюхнулся на пашню в Калининской области.
Учтите, в те времена Россией правил не мягкосердечный либерал Горбачёв, а злобный тиран Сталин. Гроверу грозило 10 лет лесоповала, но суд учёл все его обстоятельства и ограничился штрафом в полторы тысячи рублей. Нарушителю государственной границы в 1938 году позволили забрать свою жену и покинуть СССР.
Но пограничная служба 1987 года по качеству и техническому вооружению очень заметно отличалась от пограничной службы 1938 года. Всё-таки прошло почти пятьдесят лет совершенствования и обновлений. Если ещё можно было как-то обмануть радары гражданской авиации, то обмануть радары пограничников – просто не реально. А Матиасу Русту надо было обойти не только советских пограничников, но и финских. С их иностранной финьскинькой аппаратурой. А что было бы если б его заметили финские пограничники и сообщили о нём своим советским коллегам?
Но Финляндия за ротозейство своих пограничников не наказала. Тем более, пропускать хулиганский самолёт с изображением атомной бомбы на хвосте финским пограничникам никакого резона не было. Для чего им ссориться с СССР? По крайней мере, на фотографии, сделанной на аэродроме Мальами около Хельсинки, изображения атомной бомбы на хвосте самолёта нет. Для соседней с СССР капиталистической страны в полёте Матиаса Руста не было никакого нарушения государственной границы.
Так, может быть, и никакого перелёта через границу не было?
А если бы у Матиаса Руста, так же, как и у Брайана Гровера где-нибудь в районе Старой Руссы закончилось топливо? Он что, на чистом немецком языке начал бы клянчить соляру у совхозных трактористов? Или спецведомства организовали дозаправку его самолёта на советской территории? Это сомнительно, поскольку могли появиться нежелательные свидетели, ведь европейская часть России достаточно плотно населена.
За четыре года до описываемых событий советские пограничники дали серьёзный бой над Сахалином американским разведывательным самолётам, оснащённым гораздо лучше прогулочного самолётика Матиаса Руста. В результате того боя было уничтожено несколько американских истребителей, но на Советский Союз навесили только пассажирский южно-корейский «Боинг-747», сбитый американской ракетой южнее Японии. Но это совсем другая история.
Уничтожить легкомоторный самолётик для советской противовоздушной обороны было так же легко, как вам размазать муху по стеклу. Поэтому самолёт Матиаса Руста не пересекал государственную границу СССР.
Он взлетел с аэродрома ДОСААФ города Торжка в сопровождении ещё семи таких же спортивных самолётов. Все самолёты были абсолютно одинаковы и выкрашены в один цвет. Только у одного из них эмблема ДОСААФ на хвосте была заклеена стикером с изображением атомной бомбы. Все восемь самолётов этой спецэскадрильи были идентифицированы радарами гражданских авиадиспетчеров как «свои».
Семь самолётов эскорта внимательно следили за тем, чтобы самолёт с наклейкой атомной бомбы летел строго на восток и не вздумал повернуть в сторону государственной границы СССР. Рация в контролируемом самолёте работала только в одну сторону. Пилот слышал все обращённые к нему команды, но сам не мог отвечать. Микрофон его рации не работал.
Наклейка атомной бомбы на хвосте несла ещё одну важную функцию. Ею была заклеена эмблема ДОСААФ. На случай варианта «Б». Если бы полёт оказался неудачным и самолёт всё-таки вынудили приземлиться на подступах к Москве, то Матиас Руст, успел бы отклеить «атомную бомбу», открыв эмблему Добровольного Общества Содействия Армии, Авиации и Флоту. В этом случае его самолёт оказался бы не иностранной «Цессной», а родным, отечественным «ЯК-12». Пилоту вменялось молчать, не отвечать ни на какие вопросы, пока к нему не обратятся на немецком языке.
Примерно, через час полёта самолёты «спецэскадрильи» разлетелись в разные стороны. Ещё через час семь самолётов приземлились на родном аэродроме в Торжке. Только один самолёт продолжил свой полёт в сторону столицы нашего государства.
Вот скажите мне навскидку, сколько человек из встречавших Матиаса Руста на Красной площади в Москве способны были с одного взгляда отличить «Цессну-172R» от ДОСААФовского самолётика «ЯК-12»? Затрудняетесь? Тогда я вам отвечу: ни одного. Оба самолёта как две капли воды похожи друг на друга. Различие только в хвостовом оперении. У «ЯК-12» хвостовое оперение закруглено, а у «Цессны» – вытянуто, будто уменьшённые в размерах крылья.
Оба легкомоторных самолёта собраны из дюралюминиевых каркасов, обшитых снаружи специальной авиационной перкалью. Во время эксплуатации самолётов перкаль может порваться, прийти в негодность, и ремонтники регулярно обновляют обшивку каркаса.
Для ДОСААФовских техников-ремонтников, при желании, не составило бы никакого труда изменить и форму хвостового оперения. Вся проблема в том, сможет ли самолёт с подобным «апгрейдом» летать так же хорошо, как и раньше. Полёт Матиаса Руста доказал – не может. Но об этом чуть позже. А уж раскрасить ЯК-12 под иностранный самолёт нет вообще никаких проблем. Нарисуем высунутый «эйнштейновский» язык, добавим на крыльях пару латинских букв – и готово!
Во время подготовки к провокации, Матиаса Руста несколько раз возили на территорию Московского Кремля, чтобы определить посадочную площадку для спортивного самолёта «ЯК-12». Он должен был пересечь кремлёвскую стену между Москворецкой и Петровской башнями, сбросить скорость и, спланировав над Большим кремлёвским сквером до Колокольни Ивана Великого, приземлиться напротив здания Президиума Верховного Совета СССР. Для маленького «ЯК-12», сконструированного гениальным авиаконструктором Александром Сергеевичем Яковлевым, такая задача была вполне под силу. Ещё и запас посадочной полосы оставался на всякий непредвиденный случай.
Поначалу Матиаса Руста вовсе не собирались знакомить с зеваками на Красной Площади. Мало ли, кто-нибудь ещё заглянет в кабину самолёта и обнаружит там приборы советского авиапрома. Достаточно было, чтобы народ увидел, как иностранный самолёт с наклейкой атомной бомбы на хвосте скроется за кремлёвскими стенами.
Мало посадить самолёт на территории Москвы. Надо суметь ещё и влететь в воздушное пространство над этим мегаполисом. По закону над Москвой запрещены авиационные полёты без специального разрешения КГБ. Но, похоже, «официального» разрешения полёта над столицей нашей Родины Матиасу Русту добиться удалось. Не верите? У коменданта московского Кремля заблаговременно лежало разрешение Комитета государственной безопасности на аэрокиносъёмку Красной площади студией Мосфильм. У киностудии Мосфильм съёмки в тот день отменились. Зато, как ни странно, время проведения аэросъёмок совпало со временем прилёта и посадки Матиаса Руста.
Случайность? Не смешите мою голову, так, кажется, говорят в Одессе?
И ещё одно препятствие. В своё время, под руководством Лаврентия Павловича Берии, создавшего ядерный щит социалистического государства, вокруг Москвы была возведена мощная система противовоздушной обороны, оснащённая автоматизированной системой управления (АСУ) радиолокационной службы, круглосуточно охраняющей столичное небо. Поверьте, проскользнуть через эту систему у Матиаса Руста не было ни одного шанса. Небо над столицей нашей Родины охраняется также тщательно, как и Государственная граница СССР. Может быть даже тщательнее.
Ни один самолёт в мире не мог пролететь незамеченным над Москвой. Не пролетел бы и Матиас Руст.
Если бы не спецпропуск, организованный Комитетом Государственной безопасности СССР.
Как это произошло?
За несколько минут до влёта Матиаса Руста в охраняемое пространство на командный пункт Московского округа Противовоздушной обороны «вошли» два человека в штатском и приказали оперативному дежурному генералу-майору Владимиру Борисовичу Резниченко отключить АСУ для проведения внеплановых ремонтных работ.
Это было вопиющим нарушением воинского устава. АСУ в ремонте не нуждалась. Во время боевого дежурства АСУ никогда не выключается. Даже если исчезнет электричество, АСУ переведут на резервное питание.
Несмотря на то, что на экранах радаров уже появилось изображение самолёта-нарушителя,  генерал-майор ПВО В.Б.Резниченко приказание безропотно выполнил. Ха! Попробовали бы эти штатские отдать подобный приказ какому-нибудь сержантику срочной службы на пограничной заставе!
Выходит, что генерал-майоры как-то легче способны предать свою отчизну. А выполнение преступного приказа генералом Резниченко было ничем иным, как предательством Родины. Для меня загадка, почему его до сих пор не расстреляли.
В это же время приказом таких же товарищей в штатском были прекращены все полёты с Московского аэропорта Шереметьево. Ненадолго. Всего на двадцать минут. Но этих двадцати минут Матиасу Русту хватило, чтобы влететь в охраняемое небо Москвы. Но на этом приключения немецкого лётчика ещё не закончились.
«ЯК-12» с переделанным под «Цессну» хвостовым оперением потерял свою маневренность и напрочь отказался приземляться на территории Московского Кремля. Мешало всё. Мешали кремлёвские стены, мешали соборы, мешали колокольни. Но особенно самолёту мешал собственный хвост – огромный, неуклюжий, неповоротливый. Слишком большая площадь хвостового оперения при попытке медленного планирования задирала хвост вверх, заставляя самолёт опасно нырять и «клевать» носом.
В последний момент Матиас Руст, поняв, что приземление в Кремле не получится, натянул штурвал на себя, добавил обороты двигателя и, чудом избежав столкновения с Троицкой башней, взмыл в небо.
Круг над Кремлём и, как вариант «В», попытка посадить самолёт на Красной площади. Но и эта попытка не увенчалась успехом. Через всю Красную площадь длинной живой змеёй тянулась нескончаемая очередь в Мавзолей Ленина. Люди в этой очереди стояли уже больше часа на жарком солнце. Они проклинали очереди за молоком, за водкой и за дефицитными товарами. При этом, разбегаться из очереди, чтобы позволить «иностранному самолёту» произвести посадку, никто не стал. Извините меня, но это характерная черта русских людей. Даже если бы самолёт Матиаса Руста нёс на борту не нарисованную, а настоящую атомную бомбу, то даже ради этого советские люди не стали бросать своё место в длинной очереди к мавзолею. Можно смело утверждать, что на Красной площади Матиасу Русту не позволил приземлиться сам В. И. Ленин. Самолёт, почти цепляя за головы людей колёсами шасси, пронёсся над длинной очередью и снова взмыл вверх. Посадка на Красной площади не получилась.
Пришлось прибегнуть к варианту «Г». Пока Матиас Руст заходил на третий круг для посадки, патрульные автомобили московской Госавтоинспекции перекрыли движение на Москворецком мосту и Васильевском спуске. Практически, это был единственный участок автомобильной магистрали в центре Москвы, где не ходят ни троллейбусы, ни трамваи. Над ним чистое, не опутанное электрическими проводами небо. Именно здесь, в начале Москворецкого моста Матиас Руст и сумел посадить свой самолёт.
Дальше всё происходило как в знаменитом фильме Эльдара Рязанова: по Васильевскому спуску лениво ехала гаишная шестёрка, а за ней, понуро тарахтя пропеллером, медленно катился арестованный доблестными сотрудниками ГАИ «иностранный» самолёт, нарушивший добрый десяток правил дорожного движения.
Свидетели этого конвоя думали про себя: «Во, влип парень! Уж гаишники его точно без штанов оставят!» Но они в своих предположениях жестоко ошиблись. За одним из перекрёстков шестёрка остановилась, из неё выскочил немолодой толстый гаишник с гигантскими звёздами старлея на погонах и отработал полосатой палочкой самолёту направление в сторону Красной площади. Далее Матиас Руст ехал один. Ну не совсем один. Впереди его самолёта бежали люди в штатском и кричали «Поберегись!!!» зазевавшимся прохожим.
Далее, начиная с остановки самолёта у собора Василия Блаженного, всё подробно описано в нашей правдивой прессе.
Матиаса Руста самый справедливый советский суд приговорил к десяти годам лишения свободы.
По всему миру прошли митинги в защиту отважного юноши. Вас интересует, где именно? Перечисляю. Митинги прошли в городах Костроме, Нижнем Тагиле и Ленинграде. Бойкотов у посольства СССР в городе Бонне не было.
Да и вообще, зарубежная пресса отнеслась к полёту Матиаса Руста несколько скептически. Иностранные журналисты писали прямо, что невозможно совершить невозможное, и что «несанкционированный» полёт Матиаса Руста выгоден только Михаилу Горбачёву.
Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачёв не стал выдвигать претензий к руководству Федеративной республики Германии за то, что изготовленный в США, и принадлежащий ФРГ самолёт «Cessna-172R Skyhawk» незаконно пересёк государственную границу Советского Союза.
Самолёт-нарушитель был возвращён по месту своей приписки – на досаафовский аэродром в городе Торжке. Российская погода с дождями, ветрами и снегопадами сделала своё дело. Эмблема атомной бомбы «Толстяк» на хвостовом оперении сначала поблекла, потом закостенела и через пару лет сама собой отшелушилась. К моменту освобождения Матиаса Руста, на хвосте его самолёта уже гордо красовалась эмблема ДОСААФ.
Матиас Руст был освобождён через четыре года. Сойдя с трапа самолёта во Франкфурте-на-Майне он заявил встречавшим его немецким журналистам что «он не вышел из заключения, а вернулся к друзьям и ни в каких цветах не нуждается». Наверное, это было правдой. Я не встречал ни одного зэка, который бы хвастался, что топтал зону вместе с Матиасом Рустом. Немецкие журналисты тоже восприняли эту мысль как откровение, а потому отнеслись к своему геройскому соотечественнику с большой осторожностью и скептицизмом.
Вскоре Россией начал править президент Ельцин. Этот период был очень тяжёлым для Российской армии. Офицерам не выплачивалась зарплата, армия сокращалась, боевые подлодки списывались, ракеты демонтировались. Все филиалы общества ДОСААФ были закрыты и ликвидированы. Но через год после освобождения Матиаса Руста на фоне общего армейского упадка как-то странно и нелепо прозвучала бравурная информация о создании на базе аэродрома ДОСААФ города Торжка авиационного спецподразделения «Беркут», оснащённого новейшими вертолётами МИ-28.

Leonid PlиGin
Опытное Поле, 2017 год.

 

АРХИВ СТАТЕЙ

ВВЕРХ

©Zinorov 2003-2017 Fenykc.comсайт феникс

Besucherzahler
счетчик посещений