география fenykc

FENYKC ГЕОГРАФИЯ

(для детей)

 

ГЛАВА 59

ПЁТР ПЕТРОВИЧ
СЕМЁНОВ-ТЯН-ШАНСКИЙ
(1827-1914)

семёнов-тян-шанский

Я держу в руках тяжёлый, чёрный с желтоватыми прожилками камень – память о моём покойном друге, заядлом альпинисте, покорившем немало горных вершин. Он принёс его с вершины Хан-Тенгри. В наше время восхождение на Хан-Тенгри не является чем-то из ряда вон выходящим. Даже покорение гималайских восьмитысячников не даёт надежд оказаться на страницах Книги рекордов Гиннесса. Но в середине XIX столетия мало что было известно о горном массиве, именовавшемся Внутренней Азией. «Небесные горы» – Тянь-Шань – упоминались лишь в скудных китайских источниках. «И с востока на запад, и с севера на юг эти горы простираются на тысячи ли; на них есть несколько сот крутых вершин; долины тёмные, наполнены пропастями; там видны во всякое время кучи льда и снега; чувствуется жестокий холод и дует сильный ветер», – рассказывалось в одном из них. Европейские землепроходцы давно строили планы путешествия на Тянь-Шань. Мечтал об этом и великий Александр Гумбольдт. Его воображению Тянь-Шань представлялся высоким, почти сплошь покрытым снегами хребтом с ледниками на вершинах и вулканами, расположенными вдоль всего хребта. Наличие вулканов в «Небесных горах» подтвердило бы его теорию вулканической деятельности на Земле. Он говорил, что лишь тогда умрёт спокойно, когда увидит образцы тянь-шаньских скальных пород. Гумбольдт надеялся получить такие образцы от молодого русского географа Петра Петровича Семёнова, который в 1853-1854 гг. обучался в Берлинском университете и поделился с Гумбольдтом своим проектом организовать путешествие на Тянь-Шань. 27-летний Пётр Семёнов был уже довольно хорошо известен в научных кругах. Он совершил большое путешествие по Европейской России, состоял секретарём Отделения физической географии Русского географического общества, занимался переводом на русский язык сочинения немецкого географа Карла Риттера «Землеведение Азии ». Беседы с Гумбольдтом окончательно укрепили его решение направиться в «Небесные горы». Экспедиция требовала тщательной подготовки, и только в конце августа 1856 г. Семёнов и его спутники добрались до форта Верный (ныне Алматы). Отправляться в горы уже было поздно, и потому путешественники решили совершить поход к берегам озера Иссык-Куль. На одном из перевалов перед ними развернулась величественная панорама Центрального Тянь-Шаня. Непрерывная цепь горных пиков словно вырастала из синих вод озера. Никто из европейцев до сих пор не видел её. Благодаря Семёнову точные очертания
озера впервые были нанесены на географическую карту. Зима и весна пролетели быстро. Семёнов обрабатывал ботанические и геологические коллекции, готовился к новому путешествию. Вернувшись на восточный берег Иссык-Куля, 21 июня 1857 г. с большим отрядом из 48 казаков и 12 местных жителей он отправился в

экспедиция семёнова в горах тян-шаня

неизведанный путь по Тянь-Шаню. Эта экспедиция, пожалуй, оказалась уникальной во всей истории
географических открытий. Она продолжалась менее
трёх месяцев, но её результаты прямо-таки поражают
воображение. «Небесные горы» утратили ореол загадочности. Уже на четвёртый день похода путешественники увидели Хан-Тенгри. «На юг от нас возвышался самый величественный из когда-либо виденных мною горных хребтов. Он весь состоял из снежных исполинов, которых я мог насчитать не менее тридцати. Весь этот хребет был покрыт нигде не прерывающейся пеленой вечного снега. Как раз посередине этих исполинов возвышалась одна, резко между ними отделяющаяся по своей колоссальной высоте
белоснежная остроконечная пирамида, которая казалась с высоты перевала превосходящей высоту остальных вершин вдвое», – так описал свои впечатления от Хан-Тенгри Семёнов. Долгое время эта вершина считалась высшей точкой Тянь-Шаня (6995 м). Только в 1943 г. топографы установили, что вершина, отстоящая на 20 км от Хан-Тенгри, имеет высоту большую (7439 м). Её назвали пиком Победы. Может, было бы справедливее, если бы она
именовалась пиком Семёнова Его современники были потрясены обилием открытий, которые стали результатом экспедиции. Сухие статистические данные говорят сами за
себя. Обследованы 23 горных перевала, определены высоты 50 вершин; собрано 300 образцов горных пород, коллекции насекомых и моллюсков, 1000 экземпляров растений (многие из них были неизвестны науке). Подробно описаны растительные зоны; это описание позволило нарисовать столь яркую ботанико-географическую картину, что впоследствии оставалось вносить в неё лишь отдельные штрихи и дополнения. Кроме того, было получено далее два поперечных геологических разреза Тянь-Шаня, что помогло более глубокому изучению геологии Средней Азии. И это ещё далеко не всё. Удалось определить высоту снеговой линии на Тянь-Шане, установить существование ледников альпийского типа и, наконец, опровергнуть представление Гумбольдта о тянь-шаньском вулканизме. Семёнов понимал, что всё увиденное за лето 1857 г. – это только начало обширных исследований и понадобится ещё несколько экспедиций, чтобы всесторонне изучить «Небесные горы». Он не знал лишь, уезжая в середине сентября того же года из Верного, что прощается с ними
навсегда. Так сложилась его дальнейшая судьба, что ему уже никогда не пришлось более любоваться величественным Хан-Тенгри. А тем временем другой европейский географ, Адольф Шлагинтвейт, друг Семёнова по Берлинскому университету, намеревался проникнуть на
Тянь-Шань с юга, со стороны Индии, получив благословение Гумбольдта. Немецкий путешественник успешно пересёк Гималаи и Каракорум. Заветная цель была уже близка, когда властитель города Кашгара, видевший врага в любом чужеземце, приказал схватить и обезглавить Шлагинтвейта. Возможно, перед казнью на городской
площади он успел увидеть сверкающие далеко на севере горные цепи Тянь-Шаня... Вернувшись в Петербург, Семёнов представил в Географическое общество план новой экспедиции на Тянь-Шань, которую он намеревался совершить в 1860-1861 гг. Однако вице-председатель об-
щества Ф.П. Литке заявил ему, что для снаряжения экспедиции нет средств и «едва ли возможно будет получить разрешение на неё». Довольно неожиданно для себя Семёнов в феврале 1859 г. был назначен заведующим делами Редакционных комиссий по подготовке к крестьянской реформе. «Теперь Семёнов умер для науки», – с глубоким огорчением откликнулся на это событие
видный исследователь Средней Азии Н.А. Северцов. Однако он ошибся в своих прогнозах, потому что даже не представлял, какой колоссальной трудоспособностью обладает его коллега. Вот лишь беглый перечень тех деяний, которые осуществляет Семёнов. Он активно участвует в подготовке к изданию карты Европейской России и Кавказа. Редактирует фундаментальный «Гео-
графическо-статистический словарь» и пишет для него наиболее важные статьи. Разрабатывает проект Всероссийской переписи населения (она состоялась в 1897 г.). По существу он становится основателем экономической географии России. Когда удаётся выкроить время, он совершает непродолжительные экскурсии по разным уголкам страны. Увлекаясь энтомологией, собирает кол-
лекцию жуков: к концу его жизни она насчитывала более 700 тыс. экземпляров и была крупнейшей в мире. Почти полвека Семёнов возглавлял Русское географическое общество. Под его руководством оно стало подлинным «штабом» географических исследований, проводимых русскими путешественниками – П.А. Кропоткиным, И.В. Мушкетовым, Г.Н. Потаниным, Н.М. Пржевальским,
В.И. Роборовским, В.А. Обручевым и др. Семёнов
разрабатывал маршруты и программы экспедиций, добивался их материального обеспечения. «Полководец русских землепроходцев», он внимательно следил за успехами экспедиционных отрядов, пересекавших неизведанные просторы Памира и Тибета, Монголии и Китая, Центральной Азии и Восточной Сибири. Сын Петра Петровича Вениамин, сам талантливый географ и статистик, задумывает создать подробный путеводитель по России. Отец подхватывает идею и предлагает подготовить многотомное детальное географическое описание страны. В 1899 г. выходит в свет первый том
знаменитого издания «Россия. Полное географическое описание нашего отечества». Из планировавшихся 22 томов удалось издать лишь 13, но и в незавершённом виде этот фундаментальный труд остаётся непревзойдённым.
В 1906 г. исполнилось 50 лет со времени его первого путешествия на Тянь-Шань. В специальном правительственном указе сообщалось, что «отныне ему и нисходящему потомству дозволено впредь именоваться Семёновыми-Тян- Шанскими». Он завершал свой жизненный путь всемирно известным учёным. Более 60 академий и научных учреждений Европы и России избрали Семёнова- Тян-Шанского своим членом и почётным членом. Его имя увековечено в 11 географических наз-
ваниях в Азии, Северной Америке и на Шпицбергене, а одна из вершин Монгольского Алтая носит имя «Пётр Петрович». Будучи первым в России теоретиком географии,
он рассматривал её как науку, комплексно изучающую отдельные страны и ландшафты. Именно он ввёл в русскую географическую литературу такие общепринятые ныне понятия, как «низменность», «плоскогорье», «нагорье»,
«предгорье», «котловина», «горная цепь» и др.
Случайное воспаление лёгких свело Семёнова- Тян-Шанского в могилу 26 февраля 1914 г. в возрасте 87 лет. Современники вспоминали, что удивительная творческая энергия, ясность ума и феноменальная память не изменяли ему до самых последних дней. Из многочисленных своих наград он более всего гордился медалью Карла Риттера,
которую присудило ему Берлинское географическое
общество в 1900 г. Она изготавливалась из серебра.
Единственный раз медаль была отчеканена из золота –
когда предназначалась для Семёнова-Тян-Шанского...

карта-схема экспедиции семёнова в тян-шане

 

 

 


 

ВВЕРХ

Auto Web Pinger

СОЗДАНО ©Zinorov 2003-2018 Fenykc.comсайт феникс

Besucherzahler
счетчик посещений