география fenykc

FENYKC ГЕОГРАФИЯ

(для детей)

 

ГЛАВА 57

ПУТЕШЕСТВИЯ
ПО АФРИКЕ
Дэвид Ливингстон
(1813-1873)

дэвид ливингстон,путешествия дэвида ливингстона

Полагали, что именно африканский континент – колыбель человечества. Цивилизация Древнего Египта была одной из самых развитых и самых ярких в его истории и
притягивала внимание северных соседей. Она и
поныне хранит немало загадок. Европейцы медленно осваивали Африку, сосредоточив своё внимание главным образом на северной части материка и некоторых прибрежных районах. Далее простирались гигантские области, где не ступала нога белых путешественников.
Первые карты Африки – если вообще их можно
было назвать картами – вычерчивались на основании малодостоверных сведений, и многие из них оказались неверными. В конце ХVIII в. даже Америка, ставшая известной всего три столетия назад, была изучена значительно лучше. Ходили легенды – одна другой красочней – о громадных безжизненных пустынях, непроходимых джунглях, могучих реках – Нигере, Конго,
Замбези, огромных таинственных озёрах внутри
континента... Словом, южнее экватора простиралась сплошная «Tегга incognita» – «неизведанная земля». Она ждала своих исследователей. Единственными доступными путями в глубь Африки служили реки. Пелена неизвестности начала постепенно спадать только на рубеже ХVIII-XIX вв. «Первопроходцами» стали английские путешественники. Первым среди них был Мунго Парк. Он
достаточно подробно проследил течение Нигера, но так и не добрался до его истоков. Потом немецкий географ Генрих Барт изучил берега озера Чад и выяснил, что в него вливается много рек, но ни одна не вытекает; более того, оно не имеет постоянных берегов. Пять лет (1850-1855 гг.) посвятили Генрих Барт и Адольф Оферверг
изучению пустыни Сахара. Они пришли к заключению: много веков назад Сахара была богата водой
и растительностью. В те дни, когда немецкая экспедиция подходила к концу, по величественной Замбези продвигался маленький караван лодок. Предводительствовал им неутомимый англичанин, который к этому времени отмерил много сотен километров по земле Африки. Он знал от туземцев, что на Замбези его
поджидает нечто необыкновенное. Это «необыкновенное» на языке аборигенов называлось «Мози оа тунья» – «Гремящий пар». Только после долгих расспросов чужеземцу стало ясно, что имеется в виду гигантский водопад: местные жители не отваживались даже приближаться к нему. И англичанин уговаривает гребцов как можно ближе подойти к водопаду. Возникает и нарастает рокочущий шум. Ещё несколько минут
плавания, и взорам открываются гигантские столбы пара. Внизу – белые, поднимаясь, они становятся тёмными, как дым, и на большой высоте сливаются с облаками. Всё
стремительнее становится поток воды. С трудом, но ещё можно продвинуться вперёд. У самого края водопада – остров. Лодка причаливает к нему, и англичанин сходит на землю. Ещё немного – и вот он уже у самого края острова. Теперь перед ним длинная трещина, в которую с устрашающим грохотом низвергается вода.
«Это было самое чудесное зрелище, виденное мной когда-либо в Африке. Когда смотришь в глубь расселины направо от острова, не видишь ничего, кроме густого белого облака, на котором, когда мы там были, сверкали две яркие радуги». Так опишет свои впечатления знаменитый
английский путешественник Дэвид Ливингстон. 42-летний исследователь Африки в середине ноября 1855 г. сделал одно из самых выдающихся географических открытий. Водопад Виктория (названный им так в честь английской королевы) низвергается с уступа высотой 119 м., в узкую,
шириной от 40 до 100 м., трещину в базальтовых породах. Долгое время этот водопад считался крупнейшим в мире. Только почти 80 лет спустя американский лётчик Джимми Энджел, пролетая над неисследованными районами Венесуэлы, наблюдал явление куда более грандиозное: водопад «Сальто ангела» имеет высоту 1054 м. На одиноко стоявшем дереве Ливингстон вырезал свои инициалы и дату – 1855 год: «То был единственный случай, когда я поддался тщеславию». Это вполне понятное человеческое качество у него совершенно отсутствовало. Должное воздали путешественнику потомки: там, где он восторгался
«Гремящим паром», ему поставили памятник – бронзовую статую. А вблизи водопада в 1905 г. был основан город, названный именем Ливингстона. ...Он, сын небогатого фермера, рано познал нужду. С 10 лет Дэвиду пришлось работать на ткацкой фабрике. Нелёгкий труд не притупил,
однако, его исключительную тягу к знаниям. «...Я
проглатывал книги, которые попадались мне тогда
под руку. Исключение составляли лишь романы. Чтение научных трудов и путевых очерков было моим любимым занятием», – вспоминал Ливингстон. В судьбу вмешался случай: однажды к нему попало воззвание к церкви евангелистского миссионера Гютцлова, вершившего свою благотворительную деятельность в далёком Китае. «Помогать страждущим» – этот призыв нашёл отклик в
отзывчивом сердце Дэвида. Обучение миссионерскому делу стоит недорого, и семья поддерживает начинание сына. Но, чтобы помогать людям, надо самому уметь многое. Гютцлов, например, занимался врачеванием. С большим
трудом юноше удаётся собрать средства, чтобы
поступить на медико-хирургический факультет в
Глазго. Он оканчивает его осенью 1840 г. А в
ноябре того же года в одной из лондонских церквей
Дэвиду присваивается звание миссионера. Теперь
его путь лежит в Южную Африку, в Капскую провинцию.
Но отнюдь не единственную цель «облегчения страданий» преследовало миссионерство. Перед посланниками церкви ставили куда более прозаические задачи: религиозная пропаганда среди аборигенов, обращение их в христианскую веру, что фактически приводило к их порабощению. Миссионеры по сути оказывались первыми отрядами колонизаторов. Останься Ливингстон только на этой стезе, его имя кануло бы в безвестность. Хотя надо отдать ему должное – то, что мы знаем о его миссионерской деятельности, характеризует Дэвида
Ливингстона прежде всего как гуманиста. Поэтому
аборигены относились к нему с доверием и любовью. Уважение к коренному населению выражалось у него и в том, что в отличие от подавляющего большинства своих современников-путешественников он сохранил все местные географические названия, наносимые на карту. Лишь водопад Виктория составил исключение. Приняв на себя обязанности миссионера, Ливингстон почувствовал неодолимую тягу к путешествиям. Он слышал, что далеко на севере от Капской колонии лежит большое озеро, которого никто из европейцев не видел. 1 июня 1849 г. он отправляется в свою первую экспедицию. Через два месяца, преодолев безводную пустыню Калахари, он достигает озера Нгами – первого нового географического объекта,
который Ливингстон может нанести на карту. Начало положено, и в следующем году он отправится в верховья реки Замбези: в будущем с ней будет связано немало открытий. Ливингстон приобретает весьма полезные навы-
ки организатора экспедиционных исследований: без самой тщательной подготовки непросто сделать даже шаг в этой загадочной стране. Очередной план по своим масштабам превосходит все предшествующие. В 1852 г. на 33 лодках с большим числом проводников и носильщиков Ливингстон
отправляется вверх по Замбези, где их поджидают
невероятные трудности. В пути многих спутников
Ливингстона треплет жестокая лихорадка. Особенно тяжело далось преодоление водораздела рек Замбези и Конго. В конце мая 1854 г. экспедиция выходит на берег Атлантического океана. Сопровождающие европейца аборигены видят океан впервые в жизни. Раньше миром для них был беспредельный, казалось, материк: «Мы, как и
наши предки, верили, что мир бесконечен, но вдруг мир заявляет нам: тут мой конец, меня больше нет» (эти слова аборигенов Ливингстон приводит в своих воспоминаниях). Ливингстона же переполняют другие чувства: он – первым из людей – распутал хитросплетения речной сети южной
Африки. Как его будут благодарить будущие исследователи африканского континента! Путь на запад успешно пройден; так не попытаться ли пойти на восток? Дорога известна – река Замбези. Год 1855 становится «звёздным часом» в жизни Ливингстона: открыт «Гремящий пар». Ниже водопада река изобилует порогами. Часто приходится продвигаться вдоль берега – через дремучие гиблые тропические леса, где на каждом шагу подстерегает опасность. Только в мае 1856 г. экспедиция достигает наконец берегов Индийского океана. Замбези на всём протяжении не представляет более географической загадки, а Ливингстон становится первым человеком, которому удалось пересечь всю южную Африку – от океана
до океана. Об открытиях Ливингстона уже наслышаны в
Англии: Британское географическое общество присуждает ему свою первую (только что учреждённую) Золотую медаль. Но Лондонское миссионерское общество этих восторгов не разделяет. Оно попросту недовольно миссионерской деятельностью Ливингстона, о чём уведомляет его специальным посланием. В нём прозрачно намекается, что Ливингстон, увлёкшись путешествиями,
фактически отстранился от принятых на себя обязательств. От него ждут объяснений. Возможно, он бы проигнорировал сделанное предупреждение, но даёт себя знать ностальгия: ведь 16 долгих лет он не видел родины. И 9 декабря 1856 г. Дэвид Ливингстон после столь продолжительного отсутствия ступает на берег «туманного Альбиона». У него почти нет свободного времени: выступает с докладами, пишет книгу о своих странствиях и... разрабатывает планы будущей экспедиции. Его
избирают членом Королевского общества, королева
Виктория удостаивает Ливингстона аудиенции. Все его помыслы неразрывно связаны с Африкой – азарт первооткрывателя вспыхивает в нём с новой силой. В точности неизвестно, какие объяснения он давал миссионерскому обществу, но с деятельностью миссионера он решил покончить раз и навсегда. Быть может, теперь он окончательно осознал истинное своё призвание.
И 10 марта 1858 г. Дэвид Ливингстон покидает Англию. Ещё раз – ненадолго – вернётся он сюда в конце 60-х гг. Восточная Африка станет теперь областью, где пролягут маршруты его странствий. А на географической карте появятся контуры озера Ньяса – одного из Великих африканских озёр. Эти величественные водоёмы хранили множество географических загадок. Существовало
предположение, что именно отсюда берёт начало
главная водная артерия Африки – Нил. Ливингстон полагал, что он может вытекать из Танганьики. Здесь он ошибался: его соотечественник Джон Спик доказал, что Нил берёт начало в озере Виктория. Долго бившийся над
разрешением этой проблемы, Ливингстон в ноябре
1871 г. на берегу Танганьики встретился с Генри Стэнли. Имя этого английского журналиста и путешественника в истории исследования Африки стоит рядом с именем Ливингстона. Стэнли сделал многое для изучения Великих озёр и первым прошёл всю реку Конго – от истоков до устья. Но сколь разнятся характеры этих людей: Дэвид
Ливингстон поселился в Африке как гость с желанием узнать жизнь аборигенов и помогать им; Генри Стэнли
явился как завоеватель, принимая активное участие в колониальных походах британской армии. Роковым стало для Ливингстона их единственное совместное путешествие в 1872 г. – обследование северной оконечности Танганьики. Оно принесло разочарование – не здесь находится исток Нила. Вскоре Ливингстон тяжело заболел, и 1 мая 1873 г. его не стало. Когда он скончался в небольшой деревушке Читамбо, там было захоронено его сердце. Это скорбное место очень популярно среди туристов до сих пор. Два многолетних спутника Ливингстона из местных жителей – Суси и Чума – сделали
всё, чтобы его прах был доставлен в Занзибар, на борт английского крейсера. Этот путь продолжался девять месяцев. Дэвид Ливингстон погребён в Вестминстерском
аббатстве – усыпальнице выдающихся людей Англии.

дэвид ливингстон,путешествия дэвида ливингстона,карта путешествий дэвида ливингтона

 

 

 


 

ВВЕРХ

Auto Web Pinger

СОЗДАНО ©Zinorov 2003-2018 Fenykc.comсайт феникс

Besucherzahler
счетчик посещений