восход юноны

главная сайта феникс
 
вопросы  
 

ВОСХОД ЮНОНЫ

выдумки

ВЫДУМКИ

На дворе ночь. Ах, эти ночные бдения.

Однако, ровно в полночь

надо менять атрибуты главной страницы

на сайте Калгана и

волей-неволей встаёшь.

Часто за полночь.

Но, на Майе каждый час,

где-нибудь, да – полночь.

Вот и сегодня, 9 января 2016 года,

опять в доме Евстахия.

Пришли: Сергей Сюшан, Артур Меребян и,

уже совсем неожиданно

- младь Стаса – Китнес Манжай.

Разговор зачался за кофе, как то, сам собой.

Сергей, машинально глянул на часы

0:56 9 января 2008года.

– У Катерины, Стас звал младшую дочь по-русски,

а её Китнес,

оставлял для штатовских будней.

– У Катерины через час, в час сорок две

– День Рождения Юбилейный.

Первая четверть века.

Вот она и прибыла с мужем в Калган,

– представил дочь и её мужа Максима, Евстахий.

Они, пояснил он для присутствующих,

– в Калгане, всей полиграфией заведуют.

– Однако, вернёмся к теме, которую поднял Сергей.

История.

Народы, лишённые истории,

обязательно сочинят свою историйку.

– Как это, как это, как это,

– с интонациями Карцева встрял Сергей, помятуя,
что,  по панчатантре

– следует задать вопрос, для развития диалога.

– А, – продолжил Стас,

– вволю насладившись,

недюжинными способностями Сержа к пародированию голосов.

– А, народы, все народы,

нашей многострадальной Майи,

–  были лишены Истории.

Именно так, с большой буквы.

Кем и когда? Сегодня не эта тема.

Взамен, мы измышляли свою «историю».

Именно так, с маленькой буквы и в кавычках.

Ибо, наша история – писана нам, нашими правителями.

А у них, как это водится:

сегодня хочу,

завтра не хочу,

а, послезавтра, снова хочу, но, уже – по-другому.

И, – обращаясь к Сергею,

– и, так вот - хан Абылай,

и его временная правая рука Кабылбай,

были записаны в казахские герои.

Однако, История в народных названиях,

не даёт им такого права.

Люди помнят, что район Усть-Каменогорска,

Который,  до сих пор

называется в народе «Абылай кет ка»,

назван так, – не только ради крепкого словца.

Именно в этом урочище, много веков назад,

Абылай уговорил собраться, всех казахских паханов

со всеми их боевыми дружинами.

Дабы, дать «последний и решительный»,

неким джунгорам.

О которых, разговор, тоже не сегодня.

Но, на деле,

за перевалами котловины урочища Иртыс,

уже собрались несметные войска этих самых джунгор.

И, когда паханы, с боевиками, въехали в долину.

А, сходняк – был назначен с условием,

что все будут безоружными.

Кланы жузов, тогда были «на ножах».

И, – говорил, Абылай,

– надо эту внутриклановую войнушку, – заканчивать.

Перетрём в спокойной обстановке, за рюмкой кумыса,

глядишь, до чего-нибудь и,  – доказахшанимся.

Почему район тот, до сих пор называется

Аблакетка, – надеюсь понятно?

Сваливал хан со своей временной правой рукой,

– ну, очень быстро.

А, вот так называемым джунгорам,

боевики паханов – наваляли.

Ибо, ни один идиот,

не приехал на сходняк без оружия.

– А, что до герба российского

и его сходства с золотоордынским.

Тут следует пояснить.

Стас налил себе новую чашку кофе.

Не было никакой орды.

Это та же байка,

про казахов и джунгор,

что и про русских и татар.

Жила была река

– поимённая красавица Росс.

Брала свои истоки с ледников горы,

коею теперь кличут Эльбрус.

С какого-то,  перепугу,

опосля, – реку эту в Волгу переименовали.

С какого,  именно перепугу,

– я вам, как-нибудь, – расскажу.

Жил по берегам этой великой реки,

что собственно, осталась

от последнего таяния планетарных ледников.

Жил, стало быть, народец всякий.

По левому бережку жил,

– перешёл Евстахий на тягучий речитатив,

– и по правобережью, тоже жил.

И жили эти народы,

как говориться – регулярно.

Правобережные парубки,

регулярно с левобережными дивчинами жили,

а левобережные пацаны,

с правобережными девчонками жили,

и тоже регулярно.

Но, со старинных времён, повелось,

как-то так и позабылось, почему.

Левобережные правых, – называли

те, мол, или тары,

как это звучало на том языке Россян.

А, Правобережные про левых молвили,

– те, мол, тары.

С веками свыклись,

жили мирно и в довольстве.

Но, таки осталось.

Левые правых татарами кличут,

правые левых, тоже татарами зовут.

И, всем понятно, о ком идёт речь.

Приблизительно,

та же историйка и с джунгорами.

Вы же, Сергей Иванович, не дадите соврать?

Джунго – сие самоназвание народов,

которых мы,

почему-то китайцами прозываем.

А всё из-за стены этой клятой.

Катай – по-росски – крепостная стена.

Батый, стоял станом

ни один век на территории

нынешнего трамвайного парка

Усть-Каменогорска.

Продолжил Евстахий - отпив кофе.

И, выдерживая паузу,

ожидая вопроса, оглядел застольцев,

собравшихся в этот час на обширной веранде дома.

– Ни один век? – Включилась в игру Екатерина.

Да, ни один век. Подтвердил Стас.

Но! И, не один человек.

Век-то был в те времена всего сорок лет.

А, всех правителей орды называли батыями,

или, как потом прижилось Батый, с большай буквы.

Типа,  – маршал и Маршал.

А кочевники, как их теперь зовут,

– вовсе не кочевали.

А, занимались отгонным скотоводством.

И, лишь по границам урочищ.

А, в самой ставке

– обычные откормочные фермы, и, данные территории.

И, территории эти,

надо сказать, от океана на востоке,

до океана на западе простирались.

Кем данные?

Да всё теми же Лорами из вида лоров,

что на планете нашей издревле правили.

Теми самыми, что спасаясь от супостатов,

– из параллельных звёздных вселенных

к нам прибились.

И, вот стал замечать один из батыев,

что народец его – мельчает.

Уже и наездник, не может

сдавить норового коня ногами, так,

чтобы тот но́ров на коленки пал.

Ибо, ножонки-то у наездника,

– коротковаты стали.

И, вспомнил Батый

о территорнике Александре,

что у северных фиордов,

когда тот,  – приехал в орду – дань привезши.

Не батыю. Лорам.

Батый, лишь мытарь был, по всеобщему уговору.

Ибо, когда-то, первый батый,

смог уговорить лоров,

– не уничтожать народы Майи.

Не истреблять корень людской,

а брать дань с них, и позволить плодиться.

Высок и статен был Александр,

хотя и стар зело уже был.

– Вот, жена моя старшая, молвил Батый.

Ты, мне, как отец.

Возьми её, пусть дети твои род мой воспрянут,

после твоего ухода. Стар ты уже.

Ни то пьян был князь,

ни то жена старшая батыя,

не приглянулась ему.

Не сладилось, короче у них.

Обида страшная.

Старшую жену обрюхатить отказался.

Она-то и отравила князя

этой отказной пиршественной ночью.

Ждал, ждал, княжеч Александр

на Невском фиорде отца от Батыя.

Не дождался.

Сам с дружиной поехал в алтайское урочище

у устья каменных гор, на реке Иртыс.

Батый и ему:

– Брат ты мне, раз отец твой – отцом моим был.

Глянь, шо деиться! Народец мельчает.

– Ты, Батыйша мне на зуб не говори.

Папаня где?

Помер папаня! Стар ужо, был.

На тое и помер, лишку хватив.

Вон в колоде с мёдом.

Всё путём, брат.

Вези его до фиорду.

Вы ж своих на ладьях сжигаете.

У нас морей-океянов нетути.

На кострища воскладываем.

Но, прошу тебя, брат,

поживи с ордынцами своими.

– Ордынцами? – Снова спросила Екатерина.

– Орда, по росски – войско, дружина, бойцы из дружков.

Забеременеет жена,

тогда и на фиорд папаню отвезёшь.

Лады, брат?

Нет, оказалось – не лады.

И пожил Александр,

И, забеременела Гюльчитай.

И сыну Батыю уже второй десяток пошёл,

а всё не возвращается

уже немолодой, и не княжеч, а князь на Неву.

Прикипело сердце к красавице Гюли, да к сыну.

Да и, к вновь возрождённой орде,

что родилась и воспиталась,

под присмотром дружины.

Отрок, прискакал от реки Росс.

– Княже, татары оборзели вконец.

Пеструшку – насильно взяли.

Пеструшку?

Это деда Камня внучку, что ль?

– А то ж!

Сорвалась орда.

Мало волжанам не показалось.

По ходу и левонца зацепили,

что на псковщине.

А, улочка имени Александра Невского

в Усть-Каменогорске,

до сих пор есть у трамвайного парка.

Память народная – крепкая.

Речитатив Стас прервал.

Встал из-за стола на веранде.

Раскинул руки, потянулся.

Указал, обрывая потяг в верхней точке,  

на дверной проём,  ведший в зал.

–  Проходим, люди добрые,

за праздничный, юбилейный стол.

– Артур Витяевич,  из реальности Земля

натуральный коньяк Арарат доставил.

Не «шустовский». Натуральный!

Народ зашумел одобрительно

и потянулся к застолью.

Под шумок, Сергей спросил у Стаса,

продвигаясь в зал.

Что-то вы,  батенька, сегодня,

приблатнённо, как-то, говорили?

Ну, усмехнулся Евстахий,

я в штатах евреем значусь.

А, стало быть – брат Ною.

Вот и мне Ной брат.

Стало быть, и я – братной.

Мысль понятна?

– Прикалываешься?

– А, как ты догадался?

Всё, Серёжа. Пойдём за стол.

Выпьем, юбилейные речи произнесём.

Радоваться будем.  

Двадцать пять малышке!

Светало.

феникс

Д.О.К. 9 января 2016 года

Урочище Иртыс у устья каменных гор.

Гарнизон «Ульба»

ПРОДОЛЖЕНИЕ НА САЙТЕ ФЕНИКС

восход юноныТри пути

ВВЕРХ

©Zinorov 2003-2017 Fenykc.comсайт феникс

Besucherzahler
счетчик посещений