FENYKC ЛИТ-РА

Усть-Каменогорск

ВОСХОД ЮНОНЫ

ВОПРОСЫ И СОМНЕНИЯ

Немного пропойца,
Немного пророк,
Немного философ,
Немного инок.
Я с миру по нитке
Собрал понемногу,
Кому-то помог,
А кому-то – не смог.
Омар Хайям. (Омар Ибрагим Абу-л-Фатхан-Нишапур).

- Но, вот докурить уже не получилось – умер...
Опять тихо повторил Стас, ни к кому конкретно не обращаясь. 
– Так, – потребовал Серж, – этому, больше не наливаем.
– А я, этому, – информировал Сергея Артур,
собираясь разлить коньяк, – никогда не наливаю больше.
Всегда ровно столько, как и всем.
– Нет, Арти, – убирая свой бокал в корзинку, возразил Евстахий,
– Серж прав, мне уже достаточно.
Ты же знаешь, что когда я перестараюсь с алкоголем,
то становлюсь агрессивным. А вам это надо?
Лично мне – нет. Пойду я – прогуляюсь по бережку.
Ночь сегодня – чудо, как хороша.
Незавершенный сказ о смерти, встав от костра, растворился
в пряной сосновой прохладе ночи;
и, лишь неровное, хромающее поскрипывание песка,
да затмеваемые зодиаки, подтверждали реальность бредущего в ночи...
«Да полноте!.. Был ли он?.. А был ли я?.. А есть ли я?..
Мудрый вселенский Охотник... Плотник? Гончар? Сеятель? Садовник?..
воспламенивший своей мыслью
звездные лампады – понимающе улыбался ночным бризом
моим детским вопросам...
Когда-то, и Он был ребенком и задавал себе те же вопросы...
Но, похоже, либо заигрался, так и не повзрослев, либо состарился и впал в маразм,
но рассеянный по вселенным ответ – потерялся.
Пришлось Ему создать сонмы существ, вселив в каждого частицу себя, дабы...»,
– приблизительно такие думы роились в голове Сергея,
пытаясь собрать нектар догадок
с цветов предположений, уложив его в
шаткий улей версий происходящего.
Вопросы!.. Вопросы?.. А ответы?..

Всё вверх и вверх –
Мы лезем на Олимп!..
Как падать высоко!
Как долго мы летим...
А если лезть не вверх?..
А если, скажем, вниз?..
Ни к Зевсу на Олимп,
А в царство, где Аид
«Кому из них ты служишь?
Кто истинно твой бог?..
Великий Громовержец?
Царь мертвых городов?
Кому из них ты служишь?..
Скажи, – не погреши?..» –
Так спрашивал бог времени.
«Подумай... не спеши...»

Сергей положил свой опустевший бокал в корзинку, поблагодарив Артура:

– Благо Дарю, Арти, но мне тоже уже достаточно.
Надо переговорить со Стасом, как доставить в Калган моих жену и сына.
И Сергей тоже слился с ночью, отправившись догонять Евстахия...

– Зачем тебе это? – Стас был терпелив,
отвечая на жалящий рой вопросов Сержа.
– Ты воплощал когда-нибудь своего персонажа на бумаге?
Вот, ты его выдумал, создал из значков-буквец,
в которые облёк свои представления о нём.
Должен он у тебя делать то-то и сё-то.
Говорить так-то поступать, эдак-то.
А, он возьми, – да и оживи. И что ты тогда будешь делать с ним?
– Как это оживи? Да ты, похоже, заговариваешься,
– пытался заглушить страх осознания правды Сергей.
Переходя на нарочито небрежный тон.
Стас понимал – каково впервые это осознать и принять,
– не умом принять, а сердцем. Не просто это, ой, как не просто.
И – страшно, поверти мне – я знаю. А Сергею ответил:
– Ты говоришь, заговариваюсь? Ты прав.
Только до конца не осознаёшь ещё своей правоты.
Заговариваюсь. Однако, не в смысле – умом тронулся,
а в смысле – создание персонажа, это своего рода заговор.
И, если заговор получился, если твой персонаж ожил
– значит, ты создал для себя редут.
– Редут? Что за редут? Это насыпь вокруг орудия,
которая оберегает орудийный расчет?..
Вопросы выстреливали из раскаленного ствола мозга Сергея,
озаряя ночь всполохами молний-догадок.
В ночи смутно виднелся силуэт Евстахия, а рядом с ним...
что там, рядом с ним?.. никак не рассмотреть, темно... света сюда!.. Света!!
Молния ударила в сухой песок между Сергеем и Евстахием.
– Ты хотел Света?
– Да, но не столько же!
– В следующий раз формулируй свои желания более конкретно.
Успел что-нибудь рассмотреть?..
Молнию успел рассмотреть, а больше ничего...
Нет, был там кто-то огромный с крыльями кожистыми
и рогатым во́ротом!.. Или не был?..
– Редут, – задумчиво начал Стас, разглядывая остывающую
лужу расплавленного песка,
подбирая формулировки.
– Редут - это твой редупликант – проекция твоего ментального «Я»
на одну из реальностей. Если она достаточно энергоёмка,
то становится, видима окружающим, и ты можешь переносить в редут
часть своего сознания, видя то, что сейчас видит он.
Но, самое главное – в случае клинической смерти
ты, как ментальное «Я», можешь перебраться из поврежденного тела в редут:
тем самым, дав ему полное физическое воплощение.
Создавать можно не только своих редупликантов,
но и редуты дорогих тебе людей, а
так же редуты вымышленных персонажей...
– Я вчера видел, – начал Сергей, – или мне показалось – что видел:
свою жену Любашку
на одной из улиц Калгана.
Мелькнет походка вдруг, – знакомая в толпе.
И, сердце гулко, – обманувшись, застучит.
– Нет, – ответил Стас, – тебе не показалось,
ты видел именно Любашу. Свою Любашу.
– Но, – возразил Сергей, – Любе сейчас сорок пять лет,
и женщина она – достаточно полная, а эта выглядела...
такой Любаша была лет в двадцать пять, когда мы с нею только поженились,
а Ивана у нас ещё и в проекте-то не было.
- Наши любимые, если конечно они действительно любимы
– всегда остаются для нас молодыми, – ответил Стас.
– Сравнение, признаю – поэтичное,
но одно дело на бумаге вирши кропать о своей возлюбленной,
и совсем другое – встретить реального человека:
копию своей молодой жены.
Что-то здесь не так.
Или у меня уже ум за разум начинает заходить, или...
Лужа, оплавленного песка остыв – погасла.
...И, главы нашего с тобой повествованья –
Остались, не дописаны во тьме.
А впрочем, уже светало. – Или, Серж, скорее всего – второе или,
– неопределенно выразился Стас; и уточнил:
– Когда действительность не приносит радости
– человек ищет утешения в мифах.
Мы говорим, что обладаем свободой воли,
но можем ли мы быть абсолютно уверены в этом?
Вот представь:
- Стоишь ты на пути экспресса, и, собрав всю свою уверенность
– всю свою веру в то, что поезд тебя не переедет,
смотришь на несущийся к тебе локомотив;
и что, поможет тебе твоя вера? Только не надо теологической риторики,
мол, моя вера никогда не толкнет меня под поезд, и прочее в том же духе,
и псалом девяностый – тоже нашептывать – не надо;
приткнешься ты ногой, и ещё как – приткнешься: ошметки кровавые – так и разлетятся.
Был Сергей Иванович, был, да вот – лёг одесную вместе с десятью тысячами.
Что? Неприглядная картина? А как ты можешь быть уверен,
что уже не мертв? Или, что Любаша твоя...
«Какой тяжёлый воздух... разве можно дышать таким воздухом?..
А дышу ли я?.. Солнце... где Солнце?.. восход, ведь. Почему так темно?..
Зажгите свет – темно дышать!..
А действительно – жив ли я?.. Нет!.. Врешь!.. Не возьмешь!..».

ДОК февраль 2010 гарнизон "Тюратам" Байконур

ПРОДОЛЖЕНИЕ НА САЙТЕ FENYKC

Инициация

 

 

 

 

ВВЕРХ

Auto Web Pinger

СОЗДАНО ©Zinorov 2003-2018 Fenykc.comсайт феникс

Besucherzahler
счетчик посещений