FENYKC ЛИТ-РА

Усть-Каменогорск

ВОСХОД ЮНОНЫ

СИСТЕМА

Сергей и Евстахий в комнате на втором этаже дома Стаса. Глядя на портреты Моисея-Иеремии, Вашингтона-Исайи, Джугашвили-Иосифа и Шикльгрубера-Аддидаса на стене, Евстахий говорил с каким-то ожесточением

- Есть Система, Сергей Иванович – свод правил,созданных одними людьми для других, не более того. Вы можете, либо – быть в системе, либо не быть в ней. Если Вы в системе, то выполняете все её правила, она же, наделяет Вас благами за послушание. Если Вы не в Системе, то, одно из двух. Вас, либо уничтожает кто-нибудь из Системы, либо Вы становитесь над ней. Неподсудный и не достижимый, пока. И, тогда Вы можете создать свою систему, если успеете. Но, она обязательно войдёт в конфликт с системой, которая породила Вас, Системой из которой Вы вышли. В этом суть конфликтов и прогресса обществ и эпох. Масоны и карбонарии.

- Что за масоны, те самые?

О, нет. Это понятие, значительно древнее, чем та клоунская организация в готентотских передничках с бульдожьими строгими ошейниками, подчеркивающими их раболепие перед своими господами инопланетного вида лор.

- Они, лоры, реально правят планетой? - Сергей, спросил неверяще и действительно удивлённо.

- Да, Серёга, да. Но, речь сегодня не о том. Каждый масон, когда-то был в системе карбонариев-угольщиков, - молодой сердцевине масонов-каменщиков. И, уничтожил Систему его породившую. Но, для развития социума-государства, отжившего своё изначальное предназночение, - такие периоды хаоса, являются чем-то вроде мёртвой воды из легенд, которая сращивает и объединяет повреждённые органы и конечности, а затем – порождает из своей среды, разрушителей-карбонариев, лидера – способного из осколков старого мира, прежней системы, создать правила для системы новой – более прогрессивной и более живучей, чем система предыдущая. Но, как правило – это милитаристические системы, подавляющие инакомыслие силой, как ваши "Линчующие штаты Америки".

- А что народ? Разве он не будет против?
Стас, утомлённо посмотрел на Сергея, как на малого неразумного дитятю.
- Что, - не понял Сергей, - что опять?

– Народ? Что такое народ?
– Во-первых, почему что? А, во-вторых, – это мы с вами, простые люди.
– Давно перечитывал труды персидского поэта Фирдоуси шестого века до рождества Йешуа из Бедлама?

Какого Бедлама? не понял Серж.

- Так на англицком звучит в слэнге Вифлием.
– Вообще не читал.
– Есть там такие строки:

«Что такое народ? Народ – это сброд. Толпа обезьян, стоящих у трона».
– Грубо. – Растерянно сказал Сергей.
Ему почему-то показалось, что Стас, намекает на него, живущего на его иждевении.
Евстахий, видно прочёл это по выражению лица Сергея и его, вдруг, потухшим глазам.
– Ну, что вы, Сергей Иванович, какая грубость. Не принимайте это на свой счёт. Вы и я, разве мы толпимся у трона? Где же ваша хвалёная логика?
– А, ожил сообразительный Сергей, - педорезиденты, минетстры, депутаны. А мы с вами?
– А, мы с вами не народ.

- Теперь вы в новом свете видете те лозунги и клише, которые используют соправители лоров? - кивнул Евстахий.
– Ух, ты! У Сергея даже дыхание перехватило.
– Смелее, – подбодрил Стас, улыбаясь. – Сами озвучите?
– Да, уж! – усмехнулся Сергей Иванович. – Совсем в другом свете воспринимаю, и, его прорвало...
– Стоп! – поднял руку Стас. Это надо в виде тоста! И разлил по бокалам виноградный сок. – Дави их, дави!
– Всё, что завоёвано народом, – должно быть, надёжно защищено.
– Виват! – небольшой глоток.
– Народ и партия – едины.

– Угу. Можно и я добавлю своё, – сказал Стас, сдерживаясь, чтобы не расхохотаться. – Народ Соединённых штатов Америки против того, чтобы Союз Советских Социалистических Республик, вошёл в состав Североатлантического альянса!
– Виват, – подхватил Сергей. И, продолжил, всё более мрачнея.
– Враги народа. Народное достояние. Народный судья. Народный артист. Народный депутат. Народовластие, Вся власть - Народу! Народная Армия, Землю - крестьянам, Фабрики - рабочим.
- Ну, тут, конечно, просто лозунги для стада.

- Так вот, - допив сок продолжил Евстахий. Эти периоды – разрушения и созидания, цикличны и называются в реальности Земля – эпохами перемен, вы же понимаете, что на Майе, совсем иное. Очень сложное время. «Что б Вам жить в эпоху перемен» – одно из самых тяжких проклятий в древнем китайском народе.

- И, продолжал Стас, отсюда, вывод, – каменщики, строители, масоны – предпочтительней угольщиков, разрушителей, карбонариев. И, Серёжа, не работайте ни на одну из систем в эпоху перемен. Оставайтесь частным лицом и делайте то, что считаете правильным. Ибо, любая система обязательно вас предаст. И, это в лучшем случае.

– Могильщики любого социального строя, Сергей Иванович, всегда вызревают среди верхушки, сиреч, среди народа. Помните, кем был похоронен царизм в Российской империи и, коммунизм в СССР?

Стас, перестал созерцать портреты диктаторов.Повернулся к Сергею. Ожесточения в голосе более небыло. Только сожаление:

– Теперь, Сергей Иванович, вы понимаете, Почему союзники медлили с открытием второго фронта?

– Они не видели разницы, между социализмом и национал-социализмом.

– Именно. Точно так, как мы сейчас не видим разницы,между капитализмом и национал-капитализмом

Стас, улыбнулся, забрал бокал у Сергея, допил его и свой сок, отставил бокалы, и достав три гранёных стакана, разлил в них русской водки до ободка, нарезал бородинского хлеба, накрыл куском хлеба один из стаканов, один стакан передал Сергею, второй взлял сам.

- Низкий поклон вам, дедушки Георгий Фёдорович Петровский и Карим Каримович Торов, бабушки Матрёна Данииловна Комаровская и Анастасия Никитична Мельникова. Благо Дарю, предки мои, что, страшная война вами окончена. Не вы её начали, но окончили эту бойню, вы! Благо Дарю!

- За Победу, - поднял свой стакан Сергей, уже слегка догадываясь, кто же такой Евстахий.
- За Победу.
Часы пробили полночь. Наступило 9 мая 2018 года.

Сергей Ивановичь, украдкой, по-привычке бросил взгля на монитор наручных часов "Электроника 5", На календаре была дата - "24 декабря 2001 года", его день рождения. Но, почему-то, Сергей помнил, что сегодня уже 2002 год.

Сергей поставил пустой стакан на стол. Занюхал бородинским, затем, откусив половину, начал жевать, посасывая душистый хлеб.
– Ну, а, положим, партия? – Спросил он, глядя лукаво на Стаса.
– Какая партия? – Встрепенулся Стас, тоже жуя Бородинский.
– Да любая. Ведь, программа коммунистов…
– Стоп, – перебил Стас.
–И, кося под колхозника, с малоросским гэканьем:
– Распрягай, пущай посерють.
– ??? Красноречивый взгляд Сергея из-под поднятых бровей.
– Ну, что у тебя за понты, Сергей Иванович, – прикидываться простачком? В любой, подчёркиваю, в любой партии существует программа минимум и программа максимум действий.
Сергей ожил:
– Минимум – захват власти.
– Во! Мозг!
– Максимум?
– Да ладно. Установление и поддержание тоталитарного режима.
– Однако у вас не так. Две партии.
– Чё? Правда, – две? Опят включил родной колхоз Стас.
– А сколько?
– Вот пример: Джон Смит играет нападающим в клубе, положим «Олимп», а Иван Сидоров, в этом же клубе защитником. И, Ваня дико ненавидит Джона, а тот Ивана. Бывает подшафэ и отмутузят один другого. Но, в команде-то они одной, и на поле радеют лишь за свой клуб. Метафора понятна?
– Нутес, – это похоже на диетическую «Овсянка, сэр». Усмехнулся Сергей.
– Это как? Не понял Стас.
– Вот-вот, кто же будет покупать корм для парнокопытных в городе, где их, этих самых, – лошадей и в помине нет. А мы мозг промоем и скажем, что это диетическая пища. А, если овёс разварить до состояния обойного клейстера, то назвав это, овсяным киселём, предохраняющим слизистую желудка от повреждений…
– Ух, ты, мы чё, гвозди жрём? Заржал Стас.
– Ещё по одной?
– Нет, Серёжа, увольте. Я, на боковую

Набрана для печати 23 апреля 1995 года гарнизон " Татищево" Саратов.

Группа Fenykc

Эта глава вошла в «Апокалипсис» Артура Меребяна,найденный в разделе сценариев компании «ТТТ» на орбитальной станции «Союз-Мир-3» в 2157 году. Из чего, группа «Fenykc» делает вывод, что - это, - часть послания предков.

end

 

 

 

ВВЕРХ

Auto Web Pinger

СОЗДАНО ©Zinorov 2003-2018 Fenykc.comсайт феникс

Besucherzahler
счетчик посещений