главная сайта феникс
 
вопросы  
 

ВОСХОД ЮНОНЫ

ОМСКИЙ ВАЛЬС

В молчание ночных заснеженных равнин,
И в шёпоте снежинок среди елей,
Я слышу голос твой, – Ты ближе и родней
Становишься от дали беспредельной...
Дональд Мартин. «Пророк».

 

Память. Ночь. Снегопад. Новогодняя ночь. Спальный

район города Омска. Пятиэтажная панельная

застройка. Двое. Он и Она. Посреди, утонувшего в ночи и

снегопаде, перекрёстка. Танцуют вальс в шубах и

валенках. Не знаю, как у неё, а у него в голове звучал

вальс Евгения Доги из кинофильма

«Мой ласковый и нежный зверь». Стоп! Отмотать время

на пять минут назад. И, он-я пригласил её на

этот вальс. Она ответила благосклонно, но спросила: «А

как же без музыки»?

– Сегодня волшебная ночь, - ответил я-он, – и музыка

зазвучит, как только мы начнём танцевать.

– Прямо здесь? Посреди перекрестка? – Удивилась и

обрадовалась она, уже зная, что он человек

чудной, далёкий от шаблонов и стандартов.

– Да, – ответил он, – прямо здесь, посреди перекрестка

этой вселенной.

И стал напевать голосом, звучащий в его голове вальс. И

чудо свершилось. Симфония вальса захватила

и закружила их в своих снежно-обжигающих объятиях-

взглядах! Ночь расступилась. Снежная пелена вокруг,

превратилась в фантастически красивый бальный зал с

колоннами. Шубы и валенки исчезли. На ней шикарное

бальное платье и серебряные туфельки на

высоком каблуке. Он в сером плаще, скрепленном на

груди серебряной розой.

Музыка ширилась и росла, заполняя всё их существо. И

одновременно. Это был всё тот же перекрёсток.

Сквозь колонны и бархат обивки стен, где-то далеко в

ночи горел оранжевый придорожный

галогеновый фонарь на бетонном столбе. Свет его

преломлялся,  в пелене падающего в бальном зале,снега.

Но, чудесным образом не рассеивался, и они танцевали

вальс на перекрестках вселенных в окружении

оранжевого свечения. Это был их единственный танец.

Вселенные разделились.

Более они уже никогда не встретятся, но память об этом

вальсе на перекрестке вселенных, в снежной

пелене бетонных пятиэтажек и сиянии софитов

колонного зала сказочного замка на изломе судеб,

они пронесут через всю жизнь. Это была самая  нежная и

трепетная дружба в их жизни. Это была самая

мимолётная, и самая всепоглощающая любовь во

вселенных. Это была ночь поворота судеб.

И, как славно, что они расстались в эту ночь, ещё не зная,

что расстаются навсегда.

Так и не сделав открытых шагов, друг к другу. Так и не

став любовниками, и в то же время, никогда

более так глубоко и полно, они уже никого не любили.

Вальс отзвучал. Часы пробили полночь. Начался новый,

1982 год. Где-то в доме у перекрестка, распахнулось

чьё-то окно, и из телевизионных колонок над

заснеженной вселенной понеслись голоса группы

«Машина времени»:


Вот, новый поворот. Что он нам несёт?
Омут или брод? Пропасть или взлёт?
И, не разберёшь, пока не повернёшь.

Пока не повернёшь. За по – во – рот.

Теперь-то мы с тобой знаем, что там, у каждого из нас,

за поворотом. И я очень рад, что не сделал тебе

в твоей жизни, ничего по-настоящему плохого. Я тебя

помню, Наташка Горбунова. Помнишь ли ты?

Тогда ещё милого и наивного, студента, С необычным

русским именем Евстахий, и обычной болгарской

фамилией Торов затерявшегося где-то в других

вселенных?..


Стас отложил листы неоконченного рассказа

«Перекрёсток судьбы», и внимательно вгляделся в своего

собеседника. Сегодня они сидели на больших камнях у

самой кромки воды озера Мичиган, рядом с

границей леса. Полуденные блики от воды подсвечивали

зелень сосен. И, при мимолётной ряби на

глади озера, начинали танец солнечных зайчиков,

создавая иллюзию снегопада посреди лета.

Светопада...

– Сергей Иванович, почему героем вашего

рассказа оказался я? – Спросил Стас.

– Ведь описанная вами ночь вальса происходила… да,

кстати, а где это происходило?

– В Новосибирске, но подобные перекрестки судьбы есть

в жизни каждого человека, и совсем не важно,

как их назвать, важно лишь то, что это мгновение жизни

запоминается навсегда, как эталон,

по которому сравниваешь все остальные свои желания и

поступки. И если они не соответствуют эталону,

то знаешь, что путь закрыт.

– И как? Открыт вам путь в русскоязычной литературе

здесь? Вы думаете, что это напечатают в Штатах?

–  Я думаю, что напечатают.

– Почему, позвольте полюбопытствовать, вы так уверены в

этом? Положим, в России, в каком-нибудь

женском журнале, где ещё помнят, что и во времена

Союза люди влюблялись и танцевали, и были

счастливы. А жизнь большинства была намного светлее,

чем это представлялось в зарубежных

издательствах. У вас был бы шанс, но здесь, да ещё на

русском языке…

– Американцы сентиментальны.

– О да, мы сентиментальны, как наци во время второй

мировой войны. Они миллионами убивали

в концлагерях и плакали о своих жертвах. Вам подходит

такая сентиментальность?

– Я думаю, что в этом вопросе вы перегибаете палку, не

всё так однозначно, как вам кажется.

– Не всё? А черные ангелы?

– Разве такие были? - Удивился Сюшан.

– В том-то и дело, что таких подонков ещё не было.

– Так в чём же проблема?

– Появились! Вот в чём. Теперь надпись «Только для

белых» – означает, что ни один цветной не войдет

в это заведение, из уважения к себе, и из опасения за

свою семью перед бригадами черных ангелов,

как они себя любят называть.

– Вы мне лжёте, Стас, я нигде такой надписи не видел.

– И не увидите, Серёжа, вы ведь в этой стране цветной,

несмотря на свой Российский паспорт, и

азиатскую внешность. Так что, вы из огня да в полымя.

Бежали от одних фашистов, а прибежали к другим.

– Мне кажется, что вы сгущаете краски, Стас.

– Сгущаю краски? – С удивлением переспросил Стас,

закуривая сигарету. – Дай то бог. Дай то бог.

Однако, ничего, у русскоязычной общины в Ши, найдется

место ещё для одного приличного парня.

А рассказ твой хорош. И мы его в нашей общине

напечатаем, и более того, найдутся люди, которые

переведут его на многие языки мира, и отошлют своим

хорошим друзьям в издательствах.

И той же России, и того же Казахстана, – ты только

допиши его и отредактируй, как следует.

Да и в Израиле наших людей предостаточно. Да и по

Штатам в переводе разойдется.

"Откуда он узнал про эту новогоднюю ночь"? - подумал

Евстахий. Но, задал совсем другой вопрос:

- Сергей Иванович, вы верите в Бога?

феникс

ДОК июнь 2004 гарнизон Ахмирово

ПРОДОЛЖЕНИЕ НА САЙТЕ ФЕНИКС

омский вальсПневмотаран

ВВЕРХ

©Zinorov 2003-2016 Fenykc.comсайт феникс

Besucherzahler
счетчик посещений

 

 

 

 

 

Besucherzahler Beautiful Russian Girls for Marriage
счетчик посещений