главная сайта феникс
 
вопросы  
 
 

ВОСХОД ЮНОНЫ

ИМЕНА

Развращённый разум,
пожалуй, хуже звериной тупости.
 Джонатан Свифт. «Гулливер в стране Гуингнгнмов»

– Я не Серж, а Сергей. Возмутился Сергей Иванович,

Когда Евстахий, его на следующий день назвал Сержем снова.

Небольшой охотничий домик на берегу Мичигана, искрящаяся

вода озера играет бликами на стенах комнатки.

– Какая разница? Я тоже не Стас и не Евстахий.

Слова и наименования очень часто не отражают глубинной

сущности того, о чем говорят. Не хочешь о политике, давай

поговорим о литературе. Но поговорим, как это сейчас молвят,

не политкорректно. Поговорим об этом эмоциональном поносе

человечества. Я не имею в виду техническую литературу,

которая литературой не является в принципе.

– С определение литературы, как поноса - я с тобой не согласен.

– А мне и не требуется твоего согласия. Это даже к лучшему.

Монологи порождают монополии и тоталитаризм.

Идем все в ногу и в одном направлении. А если это дорога в Ад?

Хотя, с другой стороны, один человек понять другого в состоянии,

только тогда, когда они представляют интерес друг для друга.

Чувствуешь? Обоюдный, а не односторонний интерес.

И главенствуют в этом именно эмоции.

Так что, называя художественную литературу, эмоциональным поносом,

я не пытаюсь оскорбить кого-либо.

Всё человечество делится

на тех, кто является свидетелями истории

и тех, кто эту историю творит.

Так же и в литературе.

Есть те, кто может этот продукт выкакать,

и тех, кто в состоянии его потребить,

кто платит деньги за то, что бы этот продукт потребить.

– Ты разве не читаешь? – Спросил Сергей.

– Читаю, и ещё как читаю, начиная с пяти лет:

И, первой моей книгой, было сочинение

синьора Сервантеса де Сааведры

о "Рыцаре печального образа".

Однако, всё что пытается осветить художественная литература,

сводится к простейшей формуле.

"кроха сын к отцу пришёл",

и так далее, до "надо делать хорошо и не надо плохо".

– И где ты видишь понос? Преемственность поколений.

Или ты не объяснял своим детям этого?

– Объяснял, так как я сам это понимал.

Но, ведь у каждого поколения,

у каждого народа, да что там, у народа,

у каждого человека, своё представление о том,

что хорошо и что плохо.

Стас оторвался от созерцания глади озера Мичиган,

и резко повернувшись к Сергею, спросил:

– Война это хорошо, Сергей Иванович?

– ??? – глаза Сергея удивленно-вопросительно расширились.

– Вот, видишь, не однозначно.

Кому-то хорошо, а кому-то плохо.

Не желая продолжать полемику на эту скользкую тему,

Сергей решил отшутиться:

– Ревадзе передаёт мяч направо кому-то.

Эх!!! Комуто там не оказалось,

и мяч перехвачен соперниками.

Стас рассмеялся, вспомнив,

что когда-то этот анекдот был популярен

в среде футбольных болельщиков,

или фанатов, как теперь говорят.

– Совершенно верно.

Как правило, «кому-то» там и не оказывается.

Вот и нами - русскими,

такая же котовасия-передача.

Сергей даже не понял,

всвязи с чем Стас

переключился на другую тему

-Мы, продолжал Евстахий, - и, задохнулся на полуслове.

- Мы, не свои в этой стране,

потому что - русские.

И, не свои в России,

потому, что в этой стране.

Но, - продолжал Стас, вернув дыхание.

- Но разнообразие человеческого мышления,

его поразительная гибкость и

способность к сопереживанию,

дают возможность, в зависимости от наших желаний,

и наслаждаться, фантастически ёмкими

и поэтичными описаниями природы Пришвиным.

И смаковать, порнографические подробности

в бульварных газетёнках,

выходящих  кое-где такими тиражами,

что знаменитому мастеру изящной словесности,

с богатейшим словарным разнообразием,

и не снились.

Так уж устроен человек – в нём ангел и бес живут.

Но! Даже если ангел съест

этот вкуснейший бисквит и запьёт его

этим прекрасным вином, то на выходе у него будут,

только кал и моча,

непригодные к повторному использованию

без предварительной обработки

и технологических приёмов.

– Это вы, батенька, сейчас

извергаете из себя физиологические отходы,

видно бес в эту минуту превалирует

над ангелом в душе вашей.

А грамотных технологов,

которые отделят зёрна от плевел,

в издательском деле хватает.

Может вам и невдомёк, что их называют редакторами,

но племя такое есть, и это, как правило, люди весьма образованные.

– Убедил. Однако назови мне хоть одного писателя,

который ответил на вопросы, что такое жизнь и в чём её смысл?

– Таких писателей на протяжении истории человечества

было и есть огромное множество.

Тема эта крайне интимна и строго индивидуальна.

Каждый живущий человек отвечает на эти вопросы сам,

или ищет ответы на них у других.

Писатели тоже люди, и тоже ищут ответы на них,

в пределах своих,

интеллектуальных, духовных, душевных, и творческих приоритетов.

Или ты думаешь, что подобрать нужное слово, это так просто?

Вот послушай:

И где-то вдали пусть умрут – слова, что любовь это тлен.
Любовь – это каторжный труд. Любовь –  это сладостный плен.

- Для меня таким писателем, который указал дорогу в поисках смысла

жизни, стал Клизовский.

– Да, «Основы миропонимания современной эпохи»,

Александра Ивановича впечатлили и меня. Но, во-первых,

назвать это произведение художественной литературой,

как-то язык не поворачивается.

Фундаментальный философский трактат, – это да.

Во-вторых, он стоял на религиозной платформе индуизма

и работ своей подруги, а может быть и не только подруги,

Елены Ивановны Рерих. Да, не спорю. Она весьма поэтично

изваяла свою «Агни Йогу». Сам провел за чтением этого труда

не одни сутки, заворожённый магией её слов и глубинами гения

открывшихся перед моим внутренним взором. И более того,

полностью разделяю её взгляд на реальную и мнимую

действительность. Но так же и не забываю,

что, будучи титаном мысли и духа,

она была очень больна телесно.

– Но вклад в сокровищницу человеческой мысли…

– начал Сергей.

– Огромен, – докончил Стас.

Но понять это может лишь человек,

идущий с ней единым путём.

Пусть даже и не поднявшийся, пока,

до вершин её постижения мира.

Но, подняться желающий.

А индейцу Джо, племя которого ассимилировали «хонки»,

сиречь, бледнолиции, как ему ты объяснишь, что его язык и его

культура никому, кроме его соплеменников не нужны?

Вот ты, убежал из Казахстана, потому, что племенные обычаи

казахов, преломившись в кривом зеркале ислама,

приняли извращенную фашистскую форму. Хотя, если ты изучал

«Коран», нигде в нём не говорится о главенстве этой религии

перед остальными, как и в христианстве.

«Не убий», и кровь льётся реками.

«Не возжелай жены ближнего своего», и человечество

получает то, что потом гордо называют сексуальной революцией,

и как следствие, демографический взрыв.

А в индуизме, там напрямую одобряются,

и убийства, и всё, что угодно.

Мол, делайте, но помните, за любое действие

ответить придётся. Закон кармы. Разве не справедливей

по сравнению с другими сочинениями?

– Вид должен сохраняться, – поднимая бокал с вином,

сказал Сергей.

– Должен, – согласился Стас,

– но почему за счёт уничтожения

всех других, в том числе и себе подобных?

Сергей хотел ответить, но тут Стас перебил его.

И, заговорил быстро, возбуждённо глотая слова

и захлёбываясь эмоциями:

– История Майи, Сергей Иванович, – это история войн.

Захватнических войн. Но, та же история учит, что ни одна

война не была полностью победоносной, если только это

не была война на полное истребление населения

захватываемой территории. таким образом получается,

что ни одна война в истории нашей планеты не была

полностью победоносной. А, стало быть, вопрос:

«Какого же рожна тогда надо было воевать. Ведь, люди гибли

десятками миллионов с обеих сторон воюющих»?

Нас уничтожали вельма рационально. Как заботливый пастух,

беря из стада лишь то, что ему надо на пропитание.

И, ответ приходит сам-собой:

«Воевали нелюди против людей,

И, не закончена ещё война на полное уничтожение.

– Не уничтожение, а трансформация. Словно и не услышав Стаса

продолжал Сергей.

– А это, батенька, фигушки. Словами вы жонглируете,

как и любой литератор. Дабы прокормить себя и своего издателя,

на потеху публики выворачиваете своё нутро в эмоциональном

поносе. Кто более, кто менее талантливо.

Но ни один так и не ответил доказательно, и не ответит

на вопросы: откуда ты, Человек?

Куда ты идёшь,

и в чём твоя конечная цель?

– Но, разве процесс не интересней цели?

– Интересней, но без цели он не имеет смысла.

Ты когда-нибудь интересовался процессами дробления?

– Дробления чего? – Спросил Сергей.

– Да неважно чего, хоть песка.

– Нет, и что?

– Любое твёрдое можно механически раздробить лишь до

определённого размера, затем дробление бесполезно,

частицы начинают слипаться.

– И что?

– Тех же казахов, дробили веками:

и монголы, и джунгары,

и китайцы, и сами себя они дробили,

распадаясь на жузы племена, стойбища, кочевые семьи.

Однако, ведь, собрались же,

дойдя до определённой фазы дробления.

– Не собрались, а им позволили собраться,

и это вылилось в такую уродливую форму,

как националкапитализм,

с ползучим геноцидом

всех остальных,

кто не говорит на их языке.

– Нет, Сергей Иванович, ты не прав.

Ты озлоблен, потому, что тебе не повезло.

А кто тебе мешал, живя в Казахии петь дифирамбы

великому гению первого президента?

– Да при Назарбаеве-то было совсем не плохо.

Он был мудрым политиком.

Хоть и авторитарным, но всю эту свору

чинуш и расистов держал в узде.

А когда его не стало, и пришёл

к власти Макаев Отан Кадесович,

даже название  единственной партии

«Нур Отан», менять не пришлось.

Тебя там не было, ты права голоса не имеешь.

– А какая форма государственного авторитаризма не уродлива?

Китайский вариант ассимиляции?

Или Соединено-Штатовский?

Слушай, – треснул себя по лбу Стас:

– Твоя же фамилия, Сергей Иванович, – Сюшан?

– Правильно запомнил. – Удивился Сергей.

– Сю Шихуанди,

огнём и мечом, создавший из разрозненных

провинций, Поднебесную империю,

путём умерщвления 39 миллионов

соотечественников, не родственник ли тебе?

Джомолунгму трупов, которую он наворотил

смогла перебить, лишь через несколько тысячелетий

Вторая Мировая война.

– Всё может быть, столько тысячелетий прошло,

а всё, как в начале времён.

Вот, послушай:

В скитах, скитаниях, на людях и без них,

Бредут по миру этому волхвы.

В познанье душ людских находят радость и беду.

Помогут человеку, и уйдут.

Их путь лежит через несметные миры,

Что сотканы из света, и из тьмы.

Свечою, символом познанья и добра,

озарены пути их сквозь века.

И, жизнь, прожив, взглянув со стороны,

Ты, вдруг, поймёшь, что были в ней волхвы.

– Ты прав, Серёжа, человечество только в начале пути,

хоть и прошло уже несколько миллионов лет.

Но, мне легче поверить в бессмертие души,

и её переселение из тела в тело,

чем в реальность литературы.

– А может, не будь литературы,

не было бы и информации о переселения душ?

– Поддел Стаса Сергей.

– И то, и другое, уважаемый Сергей Иванович,

чистейшей воды солипсизм.

– А почему бы и нет?

Если на этом можно заработать.

– Настаивал Сергей, откусив бисквит,

и запивая его красным вином.

– А можно ли? Конкуренция в литературе,

как в «военпроме».

– Продолжал сомневаться Стас.

– А вы, что-нибудь более стоящее этого вина и этого бисквита,

делать умеете, что бы зарабатывать деньги?

– Когда-то умел, – печально улыбнулся Евстахий,

поднимая бокал вина,

и провозгласил:

«Поднимем бокалы, и сдвинем их разом.

Да здравствует муза. Да здравствует разум!»,

и пропел на известную  когда-то мелодию из КВН:

«Пусть не решим мы всех проблем, не решим всех проблем,

но веселее станет всем, и теплей станет всем!»,

или, как там, у покойничка Фредди Меркури?

«Шоу должно продолжаться».

А стоит ли оно того? И добавил:

– Мне, как человеку пожилому, искушенному и больному,

можно и поворчать. Немного.

А без литературы я жить не могу.

Может я писатель и не очень,

но зато, я читатель мирового уровня.

Похоже, говорил о своей актёрской игре

один из моих любимейших актеров,

– Зиновий Гердт. Закончил Стас, поднимая бокал.

– Да-а, – задумчиво протянул Сергей , отпивая вина,

– Эры Милосердия мы дождемся не скоро.

– Мы с Вами, Сергей Иванович, дорогой Вы мой русский китаец,

не дождемся её вообще.

Годы не те, а так хотелось бы ещё пожить,

и поработать, не впустую.

– Годы годами, а что там было с Вами в «Консервах»?

– А почитайте-ка мне что-нибудь из своей прозы, любезнейший

Сергей Иванович.– Ушёл от ответа Евстахий.

– Что ж, извольте. Согласился Сергей.

Память. Ночь. Снегопад.

Новогодняя ночь.

Спальный район города Омска.

Пятиэтажная панельная застройка.

Двое.

Он и Она.

Посреди, утонувшего в ночи и снегопаде, перекрёстка.

Танцуют вальс в шубах и валенках.

ДОК март 2004 гарнизон "Енох" Бен Шемеш

Каким образом,

эта часть повествования,

оказалась в тридцати километрах

юго-западнее Иерусалима в Бен-Шемеше,

мы ещё не выяснили.

Но, есть предположение,

что она сохранилась,

благодаря институтской подруге Евстахия

Ларисе Горбачёвой.

Конец файла 280815 Группа «Феникс»

феникс

ПРОДОЛЖЕНИЕ НА САЙТЕ ФЕНИКС

именаОмский вальс

BBEPX

©Zinorov 2003-2016 Fenykc.comсайт феникс

Besucherzahler
счетчик посещений

 

 

 

 

 

 

Besucherzahler Beautiful Russian Girls for Marriage
счетчик посещений