цивилизвция

главная сайта феникс

ЦИВИЛИЗАЦИЯ ДЛЯ ДЕТЕЙ

15 ИМПЕРИИ БЛИЖНЕГО ВОСТОКА

империи ближнего востока

В XX в. до н. э. пала держава царей Ура в Двуречье. Началось смутное время. Политическая карта цивилизованного мира Передней Азии тогда представляла собой пёструю картину. На берегах Тигра и Евфрата ещё продолжали существовать шумеро-аккадские города-государства, власть которых распространялась лишь на небольшую округу за городскими стенами. Только в верхней части страны местные, а затем пришлые касситские династии в Вавилоне и хурриты в Митанни сумели объединить довольно значительную территорию под своей властью. В горных долинах Анатолии происходило становление первой империи хеттов. На Палестину, тоже разделённую на мелкие, враждующие с пришлыми семитскими династиями царства, с вожделением смотрели фараоны с берегов Нила. Разнообразным было и население Ближнего Востока. С юга волна за волной наступали орды кочевников-семитов – амореев и арамеев, оседая в городах и растворяя в своей массе их древних обитателей. С севера в плодородные долины Двуречья спускались разноязыкие племена касситов, луллу-беев, гугиев, хурритов... С востока усилился натиск первых индоевропейцев, потомками которых стали хетты и родственные им племена Малой Азии. С запада на побережье совершали набеги легендарные народы моря, сыгравшие основную роль в гибели хеттской державы и в истории Египта периода Нового царства. Смутное время продолжалось почти тысячу лет. Быт горожан и земледельцев стал проще и суровее: сказались традиции более диких кочевников. Изменились вооружение и способы ведения войны: главными стали колесницы, всадники, а также лук и стрелы, принесённые воинственными скотоводами. Но храмы древних богов сохранили наследие прошлого: мифы и сказания, литературу и письменность, математику и астрономию... Именно в этот период появились знаменитые законы вавилонского царя Хаммурапи, в которых было сведено воедино все правовое наследие шумеро-аккадской цивилизации. В итоге это был новый мир, похожий и непохожий на цивилизацию, созданную на берегах рек Тигра и Евфрата в III тыс. до н. э. Этот разноликий мир и стал творцом новых государств – империй Ближнего Востока: Ассирийской, Вавилонской и Персидской. Судьба каждой из них представляет собой яркую и самобытную страницу истории. Их создатели были народами, совершенно непохожими друг на друга ни по образу жизни, ни по верованиям, ни по языку. Но постепенно, шаг за шагом пёстрая мозаика культур и народов Передней Азии превращалась в нечто целое, усваивая наследие далёкого прошлого и своих предшественников, создав в итоге колоритный, неповторимый образ Востока, обычаям которого удивлялись соседи, а роскошь восхищала весь окружающий мир.

КАНВА СОБЫТИЙ

ассирийский воин

Одним из небольших номов – владений Северной Месопотамии – был Ашшур. Он платил дань то царству Митанни, то касситской Вавилонии, сохраняя, однако, самостоятельность во внутренних делах. Территория ашшурского нома состояла из мелких поселений – сельских общин; во главе каждой стоял совет старейшин и администратор – хазанну. Город процветал благодаря международной торговле: здесь сходились торговые пути
с востока, запада и юга. Шло время, и уже с XIV в. до н. э.
в ашшурских документах правитель стал именоваться царём, подобно правителям Вавилонии, Митанни или хеттской державы, а египетский фараон – его братом. С этого времени ассирииская территория то расширялась на запад и на восток, то вновь сжималась до размеров исторической Ассирии – узкой полоски суши по берегам Тигра в его верховьях. В середине XIII в. до н. э. ассирийские армии вторгались даже в пределы Хеттской державы – одной из сильнейших в то время, регулярно совершали походы – не столько ради увеличения территории,сколько ради грабежа – на север, в земли племён наири; на юг, не раз проходя по улицам Вавилона; на запад – до цветущих городов Сирии и Финикии. Следующего периода расцвета Ассирия достигла в начале XI в. до н. э. при Тиглатпаласаре I (около 1114-около 1076 гг. до н. э). Его армии совершили более 30 походов на запад, захватили Северную Сирию, Финикию и некоторые провинции Малой Азии. Большинство торговых путей, связывающих запад с востоком, в очередной раз оказались в руках ассирийских купцов. В честь своего триумфа после завоевания Финикии Тиглатпаласар I предпринял демонстративный выход на финикийских военных кораблях в Средиземное море, показывая всё ещё грозному сопернику – Египту, кто на деле является великой державой. Новый, третий этап ассирийского наступления приходится уже на IX-VII вв. до н. э. После двухсотлетнего перерыва, бывшего временем упадка державы и вынужденной обороны от орд кочевников с юга, севера и востока, Ассирия вновь заявила о себе как о могучей империи. Первое серьёзное наступление она предприняла на юг - на Вавилон, который потерпел поражение. Затем в результате нескольких походов на запад вся область Верхней Месопотамии перешла под власть Ассирии. Открылся путь для дальнейшего продвижения в Сирию. Ассирия в течение нескольких последующих десятилетий практически не знала поражений и неуклонно двигалась к своей цели: взять под контроль основные источники сырья, центры производства и торговые пути от Персидского залива до Армянского нагорья и от Ирана до Средиземного моря и Малой Азии. В ходе нескольких успешных походов ассирийские армии разгромили северных соседей, после изнурительной и безжалостной борьбы привели к покорности государства Сирию и Палестину, и, наконец, при царе Саргоне II в 710 г. до н. э. был окончательно завоёван Вавилон. Саргон короновался как царь Вавилонии. Его преемник - Синахериб - ещё долго боролся с непокорностью вавилонян и их союзников, но к этому времени Ассирия стала самой сильной державой Ближнего Востока. Однако триумф Ассирии продолжался недолго. Восстания покорённых народов потрясали разные области империи - от Южной Месопотамии до Сирии. Наконец, в 626 г. до н. э. вождь племени халдеев из Южной Месопотамии Набопаласар захватил царский трон в Вавилонии. Ешё раньше к востоку от Ассирии разрозненные племена мидян объединились в Мидийское царство. Время Ассирии прошло. Уже в 615 г. до н. э. мидийцы появились у стен столицы державы - Ниневии. В том же году Набопаласар осадил древний центр страны - Ашшур. В 614 г. до н. э. в Ассирию вновь вторглись мидяне и тоже подступили кАшшуру. Набопаласар немедленно двинул свои войска на соединение с ними. Ашшур пал до прихода вавилонян, и у его развалин цари Мидии и Вавилона заключили союз, скреплённый династическим браком. В б12 г. до н. э. союзные войска осадили Ниневию и взяли её всего через три месяца. Город был разрушен и разграблен, мидяне с долей добычи вернулись в свои земли, а вавилоняне продолжили завоевание ассирийского наследства. В 610 г. до н. э. остатки ассирийской армии, усиленные египетскими подкреплениями, были разбиты и отброшены за Евфрат. Через пять лет потерпели поражение последние ассирийские отряды. Так закончила своё существование первая в истории человечества «мировая» держава. При этом не произошло сколько-нибудь значительных этнических перемен: погибла лишь «верхушка»
ассирийского общества. Огромное многовековое наследство Ассирии перешло к Вавилону. Следует отметить, что Вавилон впервые возвысился над другими городами Двуречья и стал столицей государства, объединившего всю Нижнюю и часть Верхней Месопотамии, ещё в XX в. до н. э. Несмотря на то что это объединение просуществовало лишь на протяжении жизни одного поколения, оно надолго сохранилось в памяти людей. Вавилон остался традиционным центром страны до конца существования аккадского языка и клинописной культуры. Это было время расцвета городской культуры, развития литературы и законодательства. Именно в этот период были  унифицированы и записаны знаменитые законы царя
Хаммурапи. В 1595 г. до н. э., после того как в Месопотамию вторглись хетты, власть в Вавилонии захватили кочевники-касситы. Их правление продолжалось более 400 лет. Последующие столетия Вавилон сохранял формальную независимость, но всё больше оказывался под политическим влиянием северного соседа – Ассирии. Но вот её господству был положен конец. Начался новый период подъёма Вавилона. Особого могущества империя достигла в период правления сына покорителя Ассирии Набопаласара – Навуходоносора. Были окончательно подчинены Сирия и Палестина. Вавилон перестроили, и он стал крупнейшим центром международной торговли. Это время подлинного возрождения, экономического расцвета и культурного развития всей Передней Азии. После долгих войн здесь наконец установился относительный мир. Весь Ближний Восток был разделён между тремя великими державами – Вавилонией, Мидией и Египтом. У них сохранялись настороженные, даже враждебные отношения, но крупных переделов сфер влияния уже не происходило. Прошло полстолетия, и новая угроза процветанию пришла с востока. В 553 г. до н. э. началась война между Мидией и её восставшими подданными – персами. Персидский царь Кир II из рода Ахеменидов за короткий срок завоевад Мидию и многие другие страны и имел огромную и хорошо вооружённую армию, которая начала готовиться к походу против Вавилонии. В Передней Азии появилась новая сила, сумевшая за короткий срок – всего за несколько десятилетий – полностью изменить политическую карту Ближнего Востока. Вавилония и Египет отказались от многолетней враждебной политики по отношению друг к другу, ибо правители обеих стран хорошо осознавали необходимость подготовки к войне с Персией. Начало войны было только делом времени. Поход персов против Вавилона начался в 539 г. до н. э. Решительное сражение между персами и вавилонянами произошло у города Описа на реке Тигр. Кир одержал здесь полную победу, вскоре его войска взяли хорошо укреплённый город Сиппар, и персы без боя овладели Вавилоном. После этого взоры персидского правителя обратились на Восток, где в течение нескольких лет он вёл изнурительную войну с кочевыми племенами Средней Азии и где в итоге погиб в 530 г. до н. э. Преемники Кира – Камбис и Дарий завершили дело, начатое им.В 524-523 гг. до н. э. состоялся поход Камбиса на Египет, в результате чего установилась власть Ахеменидов на берегах Нила. Египет превратился в одну из сатрапий новой империи. Дарий продолжал укреплять восточные и западные границы империи. К концу правления Дария, умершего в 485 г.до н. э., персидская держава господствовала на огромной территории от Эгейского моря на западе до Индии на востоке и от пустынь Средней Азии на севере до порогов Нила на юге. Ахемениды объединили почти весь известный им цивилизованный мир и владели им до IV в. до н. э., когда их держава была сломлена и покорена полководческим гением Александра Македонского. 

«КОТЁЛ НАРОДОВ»

 вавилон

На протяжении многих веков в Передней Азии сменились несколько империй, основателями которых были разные народы – ассирийцы,вавилоняне, персы. При всём различии этих государственных образований, их политики и организации между ними было много общего.Все они возникли на фундаменте древней культуры, уходящей корнями в эпоху шумеров, и всецело использовали опыт своих предшественников. В итоге развитие военного дела, имперской власти и управления покорёнными народами в этих империях предстаёт перед нами как этапы одного пути, итогом которого стало создание державы Ахеменидов, слившей воедино весь предшествующий опыт строительства империи.  Надо отметить, что вся эта неспокойная эпоха, когда одна династия сменяла другую, вслед одним завоевателям приходили новые, даже современниками воспринималась как единое целое. Вавилоняне, например, после свержения последнего царя, с ликованием встретили войска Кира, который сохранил прежние свободы и привилегии города. Для них это была лишь смена одной династии другой. Новый царь говорил на чужом языке,имел странные для жителей Месопотамии обычаи,однако так бывало в истории уже не один раз: амореи, касситы, халдеи, арамеи приходили сюда из засушливых степей и растворялись в местной среде, воспринимая культуру и язык более цивилизованных подданных, с которыми они были давно знакомы и долгое время жили в соседстве.
 

ВРАТА БОГА»

вавилон

Вавилон поражал воображение иноземцев своей архитектурой. Одно из семи чудес света – висячие сады Семирамиды были сооружены на искусственных террасах, где высаживались пальмы, фиги и другие деревья. Царица Семирамида на самом деле не имела к ним никакого отношения. Сады построил Навуходоносор для своей жены Нитокрис, страдавшей от душного климата Месопотамии, вдали от родных гор и лесов, откуда она была родом. Вавилонская царица Нитокрис снискала себе славу благодаря строительству плотин, оросительных каналов и большого разводного моста, соединявшего две части столицы. Мост был сложен из больших необтёсанных камней, скреплённых специальным раствором и свинцом. Его средняя часть, сделанная из брёвен, на ночь разбиралась. В 312 г. до н. э. один из полководцев Александра Македонского - Селевк, ставший правителем обширной ближневосточной империи, переселил большую часть жителей «вечного города» в свою новую столицу Селевкию, расположенную недалеко от Вавилона. А древняя мировая столица утратила своё прежнее положение и через несколько столетий окончательно была погребена под пылью веков.

Оседлое население и скотоводов связывало множество разнообразных экономических, социальных и политических факторов. Города и сельские поселения вместе с полями, садами и огородами занимали сравнительно узкую полоску Месопотамской низменности. С обеих сторон к ней примыкали пастушеские угодья, населённые кочевыми племенами скотоводов. Летом, когда в степях выгорала трава и пересыхали источники, или зимой, когда не хватало корма для скота и его негде было укрыть от холодных ветров, скотоводы вторгались прямо в зоны оседлого обитания или на границы этих зон. Иногда набеги заканчивались войнами, но чаще встречи проходили мирно. И скотоводам, и земледельцам был выгоден обмен продуктами. Со временем часть скотоводческих племён переходила к оседлости. Самые богатые становились землевладельцами, военачальниками, пополняли собой городскую элиту. Самые бедные оседали на земле, когда потери скота уменьшали их стада настолько, что прокормить семью становилось невозможно. Они поступали на работу в государственное или храмовое хозяйство, получая за свой труд земельный надел либо натуральное довольствие и пополняя собой число беднейшего населения Месопотамии. Состав населения Передней Азии стал ещё разнообразнее после создания Ассирийской империи. Первоначально в завоевательной политике Ассирии любая попытка сопротивления подавлялась беспощадно: население истребляли, а территория подвергалась полному опустошению, города разрушали до основания, сады вырубали, каналы засыпали.Пленных ассирийцы,как правило, не брали. При этом они применяли самые устрашающие способы умерщвления людей: сжигали заживо, сажали на кол, сооружали пирамиды из связанных  пленников,обречённых таким образом на медленную смерть. Очевидно, ассирийцы рассчитывали, что внушаемый этими расправами ужас облегчит им дальнейшую экспансию. Лишь изредка небольшое число воинов или ремесленников переселяли в Ассирию. Обычай истреблять всех захваченных «с боем» (не только воинов, но также женщин, детей и стариков) не выглядел чем-то необычным в ту эпоху и был распространён в древней Передней Азии повсюду. Так поступали все победители. Взятых «без боя» лишь облагали данью и оставляли под властью ставленников царя или же передавали под власть ассирийских чиновников. Позднее ассирийские цари нашли иной способ организации управления провинциями, пресечения попыток мятежей и заселения опустошённых завоеваниями земель. Им стало насильственное переселение. Жители захваченных территорий принудительно переселялись в коренную Ассирию и в другие провинции империи, особенно начиная с правления Тиглатпаласара III (745-727 гг. до н. э.). Такие депортации совершались организованно и по плану. На
новое место отправляли целые семьи, вместе со всем имуществом и даже с их богами. Число невольных переселенцев измерялось сотнями тысяч. Угоняемых старались селить как можно дальше от их родины и вперемешку с другими племенами. Часто чужеземцы размещались значительными группами в определённых районах. Например, в окрестностях города Ниппура и в самом городе каждой этнической группе была выделена особая территория. Среди чужестранцев были также царские наёмники, добровольные эмигранты и лица, по различным причинам постоянно или временно жившие в Вавилонии, - купцы, политические беженцы, сезонные наёмные работники. Особенно много было египтян. Они упоминаются в качестве контрагентов и свидетелей при заключении различных сделок, совершавшихся в Вавилоне, Уре, Уруке, Сиппаре и других городах Месопотамии. Из документов, записанных на глиняных табличках и во множестве найденных археологами в царских архивах Вавилона, Ниневии и иных городов, видно, что представители разных народов жили бок о бок, вступали в деловые отношения и заключали смешанные браки. Со стороны местного населения не было пренебрежения к верованиям чужеземцев. Последние, в свою очередь, поклонялись не только своим богам, но и богам того народа, среди которого они жили, ибо верили, что на своей территории эти боги имеют немалую власть и силу. Иноземцы включались в жизнь страны, становились собственниками домов, земельных наделов, а часть их служила даже в административном аппарате. Они постепенно сливались с местным населением и говорили на аккадском - официальном языке Ассирии или арамейском языке многочисленных племён Аравии и Сирии, который стал, по сути, средством международного общения, особенно в торговле. Западная Азия, и в первую очередь Месопотамия, долины рек Тигра и Евфрата всегда были открыты внешним влияниям и воздействиям, и их жители умели извлекать из этого пользу для себя. Сюда стремились выходцы из разных стран, здесь укоренялись многочисленные племена. В этом «котле народов» они смешивались друг с другом и создавали неповторимую культуру, соединявшую все великие достижения народов древней Передней Азии. Это многогранное наследие, в свою очередь, стало мощным генератором новых идей и технологических новшеств, которые отсюда по торговым путям и военным дорогам расходились во все стороны цивилизованного мира.

ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ

нимруд

Месопотамия – центральная область древних империй Ближнего Востока – была «страной множества городов». Они располагались по берегам рек Тигра и Евфрата, в местах пересечения крупных каналов. Города занимали площадь 2-4 кв. км и насчитывали не один десяток тысяч жителей. В центре города помещался храмовый комплекс, обнесённый стеной, с зиккуратом - ступенчатой пирамидой-храмом, воздвигнутой в честь бога - покровителя города и его нома (примыкающей к нему сельской округи) и других важнейших божеств. Здесь же находились дворец царя или правителя и основные государственные хозяйственные строения. Остальная часть города была занята жилыми домами и иными постройками, между ними располагались небольшие храмы менее важных божеств. Дома стояли вплотную друг к другу образуя извилистые улицы шириной 1,5-3 м. На  берегу реки либо канала, около которых вырос город, находилась гавань, где стояли купеческие корабли; на площади, примыкавшей к гавани, шла бойкая торговля. Жизнь горожан была сосредоточена вокруг многочисленных храмов и дворцов. Многие из жителей состояли там на службе в качестве чиновников, воинов, жрецов, ремесленников и торговцев. Усадьба горожанина чаще всего состояла из жилого дома площадью 35-70 кв. м. и участка, обнесённого глинобитной стеной. За сохранностью стены, разделявшей соседей, они следили совместно. Другим видом собственности многих городских жителей были небольшие (не более одного га.) финиковые сады. Они располагались в окрестностях городов или в сельских поселениях, находившихся неподалёку. Те люди, основным занятием которых были служба или ремесло, как правило, сами не занимались садовыми работами, а сдавали свои участки в аренду. За месяц-два до сбора фиников производился осмотр пальм, чтобы определить ожидаемый урожай. На основании предварительной оценки составлялся письменный договор; согласно ему арендатор должен был предоставить хозяину сада определённое количество фиников. Горожане, занятые в государственном хозяйстве, получали за свою работу ещё и земельные наделы в 2-4 га. Некоторые, кроме служебных, имели также земельные наделы в сельских общинах на правах членства в них. Кроме полей двух типов - надельных и общинных, - некоторым горожанам принадлежали большие земельные владения - пожалования высшим чиновникам или лицам, близким к царю. Поля, также как и сады, владельцы редко обрабатывали сами, чаще они сдавали их в аренду земледельцам, жителям сельских поселений, на территории которых рядом с общинными землями располагались обычно служебные наделы. Таким образом, собственность, позволявшая жителю города прокормить себя и свою семью, включала небольшой дом с самой необходимой мебелью и хозяйственной утварью и полевой участок, принадлежавший ему как члену какой-нибудь сельской общины либо данный ему храмом или государством в пользование за службу. Иногда к нему добавлялась маленькая финиковая роща. Другим источником доходов горожан было натуральное жалованье: храм и дворец наделяли некоторых своих служащих не земельными участками, а готовым продуктом - зерном, шерстью, растительным маслом, иногда и небольшим количеством серебра. Выдача продуктов (часто в значительном количестве) производилась также и во время храмовых праздников. Кроме городов, на территории Месопотамии по берегам рек и каналов, соединявших города друг с другом, располагалось много небольших сельских поселений. Сельские дома выглядели ещё проще. Иногда их строили, как и в городе, из кирпича-сырца, но чаще из тростниковых плетёнок, обмазанных глиной. Население таких земледельческих посёлков составляло от пятидесяти до нескольких сотен человек. Главными сельскохозяйственными культурами были ячмень и пшеница, но последнюю сеяли всё реже, так как она не выдерживала усиливающегося засоления почвы. Выращивали также финики, лук, бобовые культуры. Жизнью сельских поселений управлял совет старейшин, избиравшихся из числа наиболее уважаемых и богатых семейств. Во главе его стоял назначаемый царём староста. Общины платили налог государству натурой или отводили часть орошаемых земель под казённые. Эти земли составляли государственный фонд, из которого формировалось царское хозяйство, где трудились наёмные работники. Часть этих земель царь мог раздать своим чиновникам в качестве вознаграждения за службу. Государственная служба, работа в ремесленных мастерских, обработка полей давали жителям Месопотамии ограниченный, но более или менее стабильный доход. Над этой массой стояла небольшая группа богатых семей, представители которых занимали высшие должности в государственном или храмовом хозяйстве либо входили в число приближённых или родственников царя Эти семейства владели многочисленными имениями; доход с них исчислялся десятками тысяч литров зерна, большими объёмами  овечьей шерсти. Поля и сады в таких имениях  обрабатывали арендаторы, наёмные работники, рабы. Скромное имущественное положение, малые доходы большинства населения определяли и скромные потребности. Уже в старовавилонский период в Месопотамии были известны нормы, устанавливающие необходимый для существования человека уровень потребления. Считалось, что взрослому работающему мужчине необходимо для пропитания 1,5 л ячменя в день (или 550 л. в год). В течение года ему полагалось 2,5-3 л.  растительного масла на умащения и одно платье, на которое шло около 1,5 кг шерсти. Для пропитания женщины достаточной считалась половинная норма ячменя; масла и шерсти ей требовалось примерно столько же, сколько и мужчине. Мяса большинство населения в пищу не употребляло, исключая участие в мясных жертвенных трапезах во время храмовых праздников, когда в жертву приносились животные. Такая же ситуация сохранялась во всех областях Месопотамии. На территории ашшурского нома, как и в Вавилонии, располагалось много мелких поселений - сельских общин. Земля была собственностью общины и периодически подлежала переделам между семьями. Дома ассирийцев были одноэтажными, с двумя внутренними двориками (один из которых являлся семейным кладбищем). Стены домов сооружались из сырцовых кирпичей или были глинобитными. В Ассирии климат менее жаркий, чем в Нижней Месопотамии. Поэтому одежда ассирийцев была основательнее, чем у вавилонян. Она состояла из длинной шерстяной рубахи, поверх которой в случае надобности оборачивали ещё
шерстяную ткань белого цвета либо окрашенную в яркие тона с помощью растительных красок. Богатые одежды изготовлялись из тонких льняных или шерстяных тканей, отделывались бахромой и вышивкой. Из Финикии доставляли шерсть, окрашенную пурпуром, но ткань из неё была баснословно дорогой. Ассирийцы носили сандалии из кожаных ремней, а воины – сапоги. Важной сферой городской жизни была международная торговля, в которой в эту эпоху происходили бурные перемены. Периоды свободной торговли сменялись временем строжайшей регламентации и ограничений, почти не оставлявших возможностей для личного обогащения. Поддержание и расширение контроля над торговыми путями сулили огромные выгоды и были традиционной политикой всех великих держав Ближнего Востока. Месопотамия продолжала играть роль посредника в торговле между финикийско-палестинским миром и странами на юге и востоке. Особенно оживлённой была торговля с Египтом, Эламом, Сирией и Малой Азией. Из Египта в Вавилонию доставляли в большом количестве квасцы, употреблявшиеся для отбеливания шерсти и одежды и для медицинских целей, а также льняное полотно, пользовавшееся большим спросом из-за его высоких качеств.  Из Сирии привозили мёд, благовония, пурпурную шерсть, строительный лес, олово. Эти товары доставлялись до Евфрата, затем их везли на лодках в Вавилон, крупнейший центр тогдашней международной торговли, откуда они распределялись по различным городам страны. Импортом товаров занимались особые объединения купцов - торговые дома, финансировавшие экспедиции в дальние страны. После прибытия товара каждый из пайщиков-«акционеров» получал свою долю для последующей реализации. Месопотамские города, бывшие в то время крупными центрами по изготовлению шерстяной одежды, поставляли её в соседние страны, в частности в Элам. Кроме того, отсюда вывозили зерно и другие продукты земледелия. О широкой торговле свидетельствуют и археологические находки. В Вавилоне, экономическом центре страны, в большом количестве найдены предметы импорта, например многочисленная греческая лаковая посуда VI в. до н. э. Об активных торговых контактах с греческим миром говорят и найденные клинописные документы. В одном из них, относящемся к 551-550 гг. до н. э., имеется запись о доставке нескольких сотен килограммов железа и меди из Явана (так в Вавилоне называли Ионию), т. е. с греческого побережья Малой Азии. В этих же текстах говорится о ввозе из Сирии и Ливана различных импортных красителей, пурпурной шерсти, специй, мёда, белого вина, египетских квасцов. Многочисленные торговые и  государственные архивы дают и обширные сведения о ценах на основные предметы потребления. 1 кур (около 180 л) ячменя или фиников стоил 1 сикль (8,42 г) серебра; 1 кур кунжутного зерна - 10 сиклей; 4 л. мёда - 1 сикль; 1 талант (30 кг) соли - 1 сикль; 1 мина (505 г) шерсти - 1/2 сикля. Однако такое же количество импортной пурпурной шерсти стоило около 15 сиклей. Вол и корова стоили около 30 сиклей, а овца - 2 сикля; кувшин ячменного или финикового пива - менее 1 сикля, а виноградного вина, которое обычно было импортным, – до 8 сиклей. Лодку можно было купить за 1 мину (505 г серебра) и выше, дом – за 2-5 мин. Средняя арендная плата за дом в течение года составляла 12 сиклей. Обожжённые кирпичи в количестве 50-100 штук стоили 1 сикль. За такую же сумму серебра можно было купить 25 кг асфальта, которым пользовались как строительным раствором. Металл, хотя и был исключительно импортным, ценился сравнительно дёшево. Так, 303 кг меди из Ионии было продано в Уруке за 3 мины 20 сиклей серебра; 18,5 кг олова – за 55,5 сикля; около 65,5 кг железа из Ливана – за 42 2/3 сикля. За 217,5 кг египетских квасцов были уплачены 1 мина 17 2/3 сикля, за 28 кг ляпис-лазури – З6 2/3 сикля серебра. Безмятежная жизнь Ближнего Востока, особенно сельских местностей и небольших городков, оставалась неизменной на протяжении всей эпохи первых империй. Её не слишком затрагивали смены династий. Конечно, десятилетия войн пагубно отражались на хозяйственной жизни. Основа месопотамской цивилизации - ирригационная система, требовавшая неусыпного внимания и постоянных работ по поддержанию её в порядке, приходила в упадок. Земля, когда-то дававшая хорошие урожаи, засолялась или истощалась и становилась непригодной для посевов. Патриархальность жизни наглядно видна в семейных отношениях Власть хозяина дома была очень велика. Он мог отдавать своих детей и жену в залог, подвергать жену телесным наказаниям и даже наносить ей увечья. По своему усмотрению поступал и со своей «согрешившей» незамужней дочерью. Прелюбодеяние каралось смертью обоих его участников: застав на месте преступления, оскорблённый муж мог убить их. По суду же на прелюбодея накладывалось такое же наказание, какому муж пожелает подвергнуть свою жену. Женщина становилась юридически самостоятельной лишь в том случае, если она овдовела и не имеет ни сыновей
(хотя бы малолетних), ни свёкра, ни других родичей мужа - мужчин. В противном случае она оставалась под их властью. Одна область делилась на несколько. Это преследовало главным образом цели налогообложения, но также учитывались иногда особенности народов, населявших их, и исторические особенности. Сатрапы и правители более мелких областей были не единственными представителями местного управления. Кроме них во многих провинциях существовали наследственные местные цари или владетельные жрецы, а также вольные города и, наконец, «благодетели», получившие в пожизненное, а то и наследственное владение города и округа. Эти цари, управители и первосвященники по положению отличались от сатрапов только тем, что были наследственны и имели историческую и национальную связь с населением, видевшим в них носителей древних традиций. Они самостоятельно осуществляли внутреннее управление, сохраняли местное право, систему мер, язык, налагали подати и пошлины, но находились под постоянным контролем сатрапов, которые часто могли вмешаться в дела областей, особенно при смутах и волнениях. Сатрапы также решали пограничные споры между городами и областями, тяжбы по делам, когда участники были гражданами различных городских общин или различных вассальных областей, регулировали политические отношения. Местные правители, как и сатрапы, имели право непосредственно сноситься с центральным правительством, а некоторые из них,
такие как цари финикийских городов, Киликии, греческие тираны, содержали свои войско и флот, которыми лично командовали, сопровождая персидскую армию в больших походах или исполняя военные поручения царя. Однако сатрап мог во всякое время потребовать эти войска на царскую службу, поставить во владениях местных правителей свой гарнизон. Главное командование над войсками провинции также принадлежало ему. Сатрапу разрешалось даже самостоятельно и за свой счёт вербовать солдат и наёмников. Он был, как бы назвали его в более близкую нам эпоху, генерал-губернатором своей сатрапии, обеспечивая её внутреннюю и внешнюю безопасность. Высшее командование войсками осуществлялось  начальниками четырёх или, как во время подчинения Египта, пяти военных округов, на которые было разделено царство. Персидская система управления даёт пример удивительного уважения победителями местных обычаев и прав покорённых народов. В Вавилонии, например, все документы времён персидского владычества в юридическом отношении не отличаются от тех, которые относятся к периоду независимости. То же самое было в Египте и Иудее. В Египте персы оставили прежними не только деление на номы, но и владетельные фамилии, расположение войск и гарнизонов, а также податную неприкосновенность храмов и жречества. Конечно, центральное правительство и сатрап во всякое время могли вмешаться и решать дела по своему усмотрению, но большей частью им было достаточно, если в стране спокойно, подати поступают исправно, войска находятся в порядке. Такая система управления сложилась на Ближнем Востоке не сразу. Как уже отмечалось, Ассирия первоначально на завоёванных территориях опиралась только на силу оружия и устрашение. Области, взятые «с боем», включались непосредственно в Дом Ашшура - центральную область Ассирийской империи. Сдавшиеся на милость победителя часто сохраняли свою местную династию. Но со временем эта система оказалась мало приспособленной для управления разрастающимся государством. Реорганизация управления, проведённая царём Тиглатпаласаром III в VIII в. до н. э., помимо политики насильственных переселений изменила и систему управления областями империи. Цари старались не допускать возникновения чересчур могущественных родов. Чтобы воспрепятствовать созданию наследственных владений и новых династий среди управителей областей, на важнейшие посты часто назначались евнухи. Кроме того, хотя крупные чиновники получали огромные земельные владения, они не составляли единого массива, а были разбросаны по всей стране. Но всё же основной опорой ассирийского господства, как и вавилонского впоследствии, была армия. Военные гарнизоны буквально опоясывали всю страну. Учтя опыт своих предшественников, Ахемениды к силе оружия присоединили идею «царства стран», т. е. разумного сочетания местных особенностей с интересами центральной власти. Обширное государство нуждалось в средствах сообщения, необходимых для контроля центральной власти над местными чиновниками
и правителями. Языком персидской канцелярии, на котором издавались даже царские указы, был арамейский.
Эго объясняется тем, что фактически он был бщеупотребительным в Ассирии и Вавилонии ещё в ассирийские времена. Завоевания ассирийскими и вавилонскими царями западных областей, Сирии и Палестины, ещё более содействовали его распространению. Этот язык постепенно занял место древней аккадской клинописи в международных сношениях; он использовался даже на монетах малоазиатских сатрапов персидского царя. Ещё одной восхищавшей греков особенностью персидской державы были прекрасные дороги, описанные Геродотом и Ксенофонтом в рассказах о походах царя Кира. Самыми
известными были так называемая Царская, шедшая от Эфеса в Малой Азии, у побережья Эгейского моря, на восток - в Сузы, одну из столиц персидской державы, через Евфрат, Армению и Ассирию вдоль реки Тигр; дорога, ведшая от Вавилонии через горы Загрос на восток к другой столице Персии - Экбатане, а отсюда к бактрийской и индийской границе; дорога от Исского залива Средиземного моря к Синопу на Черном море, пересекавшая Малую Азию, и пр. Эти дороги прокладывали не только персы. Большинство из них существовало в ассирийское и даже более раннее время. Начало строительства Царской дороги, которая была главной артерией персидской монархии, вероятно, относится к эпохе Хетгского царства, находившегося в Магюй Азии на пути из Месопотамии и Сирии в Европу. Сарды, столица покорённой мидийцами Лидии, были соединены дорогой с другим большим городом - Птерией. От него дорога шла к Евфрату. Геродот, говоря о лидийцах, называет их первыми лавочниками, что было естественно для хозяев дороги между Европой и Вавилоном. Персы продолжили этот путь от Вавилонии далее на восток, к своим столицам, усовершенствовали его и приспособили не только для торговых целей, но и для государственных потребностей - почты. Персидское царство воспользовалось и другим изобретением лидийцев – монетой.

монеты ахеменидов

До VII в. до н. э. на всём Востоке господствовало натуральное хозяйство, денежное обращение лишь начинало зарождаться: роль денег выполняли слитки металла определённого веса и формы. Это могли быть кольца, пластины, кружки без чеканки и изображений. Вес везде был различен, а потому вне места происхождения слиток просто терял значение монеты и должен был каждый раз вновь взвешиваться, т. е. делался обычным товаром. На границе между Европой и Азией лидийские цари первыми перешли к чеканке государственной монеты чётко определённого веса и достоинства. Отсюда употребление таких монет распространилось по всей Малой Азии, на Кипр и в Палестину. Древние торговые страны - Вавилон, Финикия и Египет - ещё очень долго сохраняли старую систему. Они начали чеканить монету уже после походов Александра Македонского, а до этого использовали монеты, изготовленные в Малой Азии. Устанавливая единую налоговую систему, персидские цари не могли обойтись без чеканки монет; кроме того, потребности государства, державшего наёмников, а также небывалый расцвет международной торговли вызвали необходимость в единой монете. И в царстве была введена золотая монета, причём право чеканить ее имело только правительство; местные правители, города и сатрапы для платежа наёмникам получили право чеканить только серебряную и медную монеты, которые вне их области оставались обыкновенным товаром. Итак, к середине I тысячелетия до н. э. на Ближнем Востоке усилиями многих поколений и многих народов возникла цивилизация, которая даже свободолюбивыми греками считалась идеальной. Вот что писал древнегреческий историк Ксенофонт: «Где бы царь ни жил, куда бы ни отправлялся, он заботится, чтобы везде были сады, называемые парадисами, полные всем красивым и хорошим из того, что может производить земля. В них он проводит большую часть времени, если этому не препятствует время года... Некоторые говорят, что, когда царь даёт подарки, сначала вызываются отличившиеся на войне, ибо бесполезно много пахать, если некому защищать, а потом - наилучшим образом обрабатывающие землю, ибо не могли бы существовать и сильные, если бы не было обрабатывающих...».
Неудивительно, что эта цивилизация сложилась именно в Западной Азии. Она не только возникла раньше других, но и развивалась быстрее и энергичнее, имела наиболее
выгодные условия для своего развития благодаря постоянным контактам с соседями и обмену нововведениями. Здесь чаще, чем в других древних очагах мировой культуры, возникали новые идеи и совершались важные открытия едва ли не во всех областях производства и культуры. Гончарный круг и колесо, изготовление бронзы и железа, боевая колесница как принципиально новое средство ведения войны, различные формы письма от пиктограмм до алфавита - всё это и многое другое генетически восходит именно к Западной Азии, откуда эти новшества распространялись по остальному миру, включая и иные очаги первичной цивилизации.

САСАНИДСКОЕ ВОЗРОЖДЕНИЕ

голова льва

В 331-330 гг. до н. э. прославленный завоеватель Алек- сандр Македонский уничтожил Персидскую державу. В отместку за некогда разорённые персами Афины греко- македонские солдаты жестоко разграбили и сожгли Персеполь. Династия Ахеменидов пресеклась. Наступил период греко-македонского владычества над Востоком, который обычно именуется эпохой эллинизма. Для иранцев завоевание явилось катастрофой. На смену власти над всеми соседями пришло униженное подчинение давним врагам – грекам. Традиции иранской культуры, уже поколебленные стремлением царей и знати подражать в роскоши побеждённым, теперь были окончательно попраны. Немногое менялось и после освобождения страны кочевым иранским племенем парфян. Парфяне изгнали греков из Ирана во II в. до н. э., но сами немало заимствовали из греческой культуры. На монетах и надписях их царей ещё используется греческий язык. Храмы по-прежнему возводятся с многочисленными изваяниями, по греческим образцам, что казалось многим иранцам кощунством. Заратуштра в древности запретил поклонение идолам, заповедав почитать в качестве символа божества неугасимое пламя и ему приносить жертвы. Именно религиозное унижение было наибольшим, и недаром города, возведённые греческими завоевателями, в Иране позднее называли «строениями Дракона». В 226 г. н. э. восставший владетель Парса, носивший древнее царское имя Ардашир (Артаксеркс), сверг парфянскую династию. Началась история второй персидской империи – державы Сасанидов, династии, к которой принадлежал победитель. Сасаниды стремились возродить культуру древнего Ирана. Сама история Ахеменидской державы к тому времени стала смутной легендой. Так что в качестве идеала было выдвинуто то общество, которое описывалось в преданиях зороастрийских жрецов-мобедов. Сасаниды выстраивали, по сути, никогда не существовавшую в прошлом культуру, насквозь проникнутую религиозной идеей. Это имело мало общего с эпохой Ахеменидов, которые охотно перенимали обычаи покорённых племён. При Сасанидах иранское решительно восторжествовало над эллинским. Полностью исчезают греческие храмы, греческий язык выходит из официального употребления. На смену разбитым статуям Зевса (которого при парфянах отождествляли с Ахура-Маздой) приходят безликие жертвенники огня. Новыми рельефами и надписями украшается Накш-и-Рустем. В III в. второй сасанидский царь Шапур I велел высечь на скалах свою победу над римским императором Валерианом. На рельефах царей осеняет птицеобразный фарн – знак божественного покровительства. Столицей Персии стал город Ктесифон, построенный ещё парфянами рядом с пустеющим Вавилоном. При Сасанидах в Ктесифоне строятся новые дворцовые комплексы и разбиваются огромные (до 120 га) царские парки. Самый знаменитый из сасанидских дворцов - Так-и-Кисра, дворец царя Хосрова I, правившего в VI в. Наряду с монументальными рельефами дворцы теперь украшались тонким резным орнаментом по известковой смеси. При Сасанидах была усовершенствована система орошения иранских и месопотамских земель. В VI в. страну охватила сеть каризов (подземных водопроводов с глиняными трубами), тянувшихся до 40 км. Очистка каризов проводилась через специальные колодцы, вырытые через каждые 10 м. Каризы прослужили долго и обеспечили бурное развитие земледелия в Иране в сасанидскую эпоху. Именно тогда в Иране начали выращивать хлопок и сахарный тростник, развились садоводство и виноделие. Тогда же Иран стал одним из поставщиков собственных тканей – как шерстяных, так и льняных, и шёлковых. Сасанидская держава была гораздо меньше Ахеменидской, охватывала лишь сам Иран, часть земель Средней Азии, территории нынешних Ирака, Армении и Азербайджана. Ей пришлось долго бороться сначала с Римом, затем с Византийской империей. Несмотря на всё это, Сасаниды продержались дольше Ахеменццов – более четырёх веков. В конечном счёте, истощённое непрерывными войнами на западе государство было охвачено борьбой за власть. Этим воспользовались арабы, нёсшие силой оружия новую веру – ислам. В 633-651 гг. после ожесточённой войны они завоевали Персию. Так было покончено с древнеперсидским государством и древнеиранской культурой.

 руины персиполя

16 Финикийская держава

цивилизацияЦИВИЛИЗАЦИЯ ОГЛАВЛЕНИЕ

ДРУГИЕ ЭНЦИКЛОПЕДИИ ФЕНИКС

феникс

стрелка вверхВВЕРХ

Auto Web Pinger

 

СОЗДАНО ©Zinorov 2003-2018 Fenykc.comсайт феникс

 

 

Besucherzahler
счетчик посещений